Хозяйства марикультуры оказались вне закона. И с опаской ждут у моря погоды

Рыбопромысловые участки, где уже работают в крае или могли бы работать хозяйства марикультуры, будут выставляться на конкурсы, а фактически - на аукционы. Таково требование закона о рыболовстве.

15 март 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2111 от 15 март 2007
5f1c0db211d1a71efd5ea1bc2bd418d5.jpg

Рыбопромысловые участки, где уже работают в крае или могли бы работать хозяйства марикультуры, будут выставляться на конкурсы, а фактически - на аукционы. Таково требование закона о рыболовстве. Понятно, что оно учитывается и в разрабатываемом сейчас проекте закона о промышленном рыбоводстве - аквакультуре (марикультура - морское рыбоводство - является ее частью).

В ближайшие месяцы в Росрыболовство и Минсельхоз из края должны поступить предложения по организации таких аукционов, критериям отбора победителей, механизму определения границ рыбопромысловых участков. Поэтому на сегодняшний день можно только предполагать, как дальше будут развиваться события. Пока же те, кто рискнул в свое время заняться марикультурой, вполне оправданно расценивая ее как перспективную для Приморья отрасль, чувствуют себя абсолютно не защищенными.

От бума к застою

Приморье - один из первых регионов в стране, где несколько лет назад вслед за Китаем, Кореей, Японией начала набирать обороты марикультура. Все объяснимо: когда естественные запасы гребешка, трепанга, морского ежа, мидии, устрицы и других гидробионтов истощены, то ничего другого не остается, как заниматься их товарным выращиванием.

Отрасль должна была бы стать для края одной из ведущих, поскольку у нас для этого самые подходящие природные условия.

Несколько лет назад случился настоящий бум, новые хозяйства марикультуры стали появляться одно за другим. Этим направлением начали заниматься как крупные рыбохозяйственные предприятия, имеющие квоты, суда, финансы, так и небольшие фермерские хозяйства, делавшие ставку на семейный бизнес. Если в 1999 году в крае было не более пяти-шести хозяйств марикультуры, в 2002-м - 22, то в 2004 году их количество выросло до 40.

А потом все резко застопорилось. И даже пошел обратный процесс - в последние два года несколько хозяйств марикультуры перестали существовать. Причиной печальной тенденции стал образовавшийся правовой вакуум. Мало того, что прекратилось закрепление за пользователями новых участков, но даже те, кто уже много лет работал на выделенной акватории, вложил солидные средства в установку подвесных плантаций, в плав-средства и оборудование, закупку молоди для формирования маточного стада беспозвоночных, подготовку специалистов, фактически оказались вне закона.

Инвесторы отвернулись

Но вернемся к тому времени, когда в развитии марикультуры произошел рывок. Он начался после разработки в крае порядка по отведению и закреплению морских участков за хозяйствами, занимающимися воспроизводством водных биоресурсов. В 2001 году губернатор подписал постановление, регламентирующее деятельность промышленного рыбоводства, и в частности марикультуры.

- Специально созданная комиссия рассматривала заявки предприятий и фермеров, анализировала, насколько они состоятельны в экономическом плане, располагают ли материальной базой для обслуживания гидробиотехнических сооружений, какую рентабельность производства планируют (марикультура - очень затратная отрасль), - рассказывает Светлана БЫКОВА, начальник отдела РПУ и аквакультуры «Приморрыбвода». - Нужно было подготовить большой пакет документов, который обеспечивал безопасность проекта. Предоставить биологическое обоснование по созданию хозяйства, разрабатываемое специалистами ТИНРО-Центра для конкретного участка прибрежной акватории, получить положительное заключение Государственной экологической экспертизы на его размещение. Только после этого комиссия принимала решение, отводить ли участок хозяйству или нет. Через год, если предприятие доказывало свою состоятельность, оно переводилось в разряд действующих.

Более 30 хозяйств марикультуры прошло необходимую процедуру оформления, им была отведена морская акватория, и они начали работать на вполне законных основаниях. Предусматривались даже некоторые преимущества по закреплению за мариводами участков суши, где они могли разместить хотя бы небольшую береговую базу, поставить навес и столы для переборки выращенной молоди, вагончик для хранения оборудования. Вслед за основателями отрасли в крае - своего рода питомниками гидробионтов в Хасанском районе и заливе Владимира - появились морские фермы в бухтах Нарва, Ильмовой, Суходол, Новгородской, заливе Посьета, Амурском заливе.

В 2004 году вышел закон о рыболовстве, которого все так ждали. И что же? Оказалось, что действовавший в крае порядок по закреплению водной акватории за хозяйствами марикультуры вошел в противоречие с федеральным законодательством, и прокуратура потребовала отменить постановление губернатора 2001 года. Подготовить на уровне субъекта РФ новый нормативный акт? Но в этом не было никакого смысла до принятия федерального закона об аквакультуре (иначе можно было бы второй раз наступить на те же грабли). Рождение же закона об аквакультуре ждали еще в 2005 году, ждут его и в 2007-м…

Полная неопределенность и неизвестность, останутся ли за хозяйствами морские участки, на которых они работают, привели к тому, что их просто-напросто бросили инвесторы. Некоторые фермы закрылись, другие еле-еле выживают.

Только начав набирать темпы развития, отрасль покатилась назад.

~~Справка «В»
По оценкам ученых, на морских акваториях Приморья возможно создание огромных плантаций морской капусты с получением 150 - 200 тысяч тонн сырца в год, на площади не менее 15 тысяч гектаров реально «разбить» огороды по разведению беспозвоночных и брать до 70 тысяч тонн товарной продукции. Что мы имеем сейчас? Менее 600 тонн товарных беспозвоночных (гребешки, мидии, устрицы - в створках!), объемы выращенной морской капусты в год не дотягивают и до 100 тонн.~~

Затянувшееся ожидание

- Маленькие фермерские хозяйства, рассчитывающие только на себя, еще как-то держатся на плаву, - продолжает Светлана Быкова. - К примеру, выращенный гребешок идет к столу отдыхающих или небольшими партиями поставляется в супермаркеты. Об окупаемости капитальных вложений говорить не приходится, но все-таки это помогает фермам сводить концы с концами. А больше всего пострадали предприятия, сделавшие ставку на марикультуру как на бизнес, на ее промышленный масштаб. Самое страшное, что началась паника.

- Светлана Викторовна, чего боятся приморские мариводы? Того, что придут варяги с мешками денег и фактически выкупят на конкурсе уже «разработанные» морские участки? С потрохами: подвесными многотонными сооружениями, которые не так-то просто поднять и унести на другое место, с донными плантациями гребешка или ламинарии - их тем более не заберешь с собой?

- Именно так. Нельзя не понимать, что от проведения конкурсов на право заключения договоров пользования рыбопромысловыми участками никуда не деться. А на первом месте среди предлагаемых сегодня критериев отбора победителей стоят денежные взносы участников. Со своей стороны, и мы, и администрация края, и ассоциация рыбопромышленников стараемся сделать все возможное для того, чтобы положение о таком конкурсе учитывало специфику наших морских хозяйств, их отличие от более распространенного в стране пресноводного прудового выращивания водных биоресурсов. И первым делом добиваемся учета критериев, которые бы дали преимущественное право нашим действующим предприятиям претендовать на заключение договоров пользования. Чтобы был сделан упор на то, сколько предприятие уже затратило на развитие производства и отработку биотехнологий, объемы уже получаемой продукции марикультуры.


Сейчас готовится конкурсная документация, вырабатываются принципы определения границ рыбопромысловых участков. Надеемся, что и тут к нашим предложениям прислушаются. Потом будет составлен и утвержден на региональном и федеральном уровнях реестр участков, и лишь после этого начнутся конкурсы.

Мы просили Москву делегировать бассейновому управлению Росрыболовства право на заключение договоров пользования рыбопромысловыми участками для осуществления промышленного рыбоводства (аквакультуры), чтобы узаконить деятельность хозяйств марикультуры. Но нам отказали, сославшись на то, что все правоотношения по воде регулируются федеральным законодательством. В результате целая отрасль в крае на длительный срок оказалась, по сути, между небом и землей. Вроде бы и бросить жалко, поскольку много уже вложено, и развиваться невозможно.

Марикультура по сей день с большими опасениями ждет у моря погоды.