Чем сердце успокоится. Детская кардиохирургия: хватит ли средств сохранить жизнь тысячам детей?

Двухмесячную Юлю привезли во Владивосток, в Приморский краевой клинический центр охраны материнства и детства, из Кировки: состояние тяжелое, ребенок задыхается, диагноз не ясен… Ситуация прояснилась у кардиолога: врожденный порок сердца, нужна срочная оп

13 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2095 от 13 февр. 2007
2a09f84dfef382690e5c757033cb7339.jpg


Двухмесячную Юлю привезли во Владивосток, в Приморский краевой клинический центр охраны материнства и детства, из Кировки: состояние тяжелое, ребенок задыхается, диагноз не ясен… Ситуация прояснилась у кардиолога: врожденный порок сердца, нужна срочная операция.

Жизнь взаймы

А тут как назло сломался аппарат искусственной вентиляции легких. Отпустить малышку домой, пока починят? А если ребенок не доживет?! Доктора переполошили всю медицину города, главврач клинического центра Федор АНТОНЕНКО вышел на коллег из тысячекоечной больницы: «Ребята, выручайте! Дайте ваш аппарат попользоваться».

Выручили.

Оперировал Юлю кардиохирург Андрей ПАВЛОВ. С командой - давно слаженной и сплоченной. Через небольшой разрез в левой подмышке ввели инструмент - прямо к сердцу, туда, где у Юли оказался незакрытым сосуд. Хирург надел на сосуд титановую клипсу, пережав неправильный кровоток. Операция длилась около 30 минут. Спасительное «украшение» - титановая клипса останется с Юлей навсегда. И девочка теперь будет расти абсолютно здоровой.

Спасать на месте

Отделение детской кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии в Приморском краевом клиническом центре охраны материнства и детства открылось в январе 2006 года. Если по-честному, открытием отделения край обязан кардиохирургу Андрею Павлову. Это он стучал во все двери: операции на сердце необходимо в целом ряде случаев проводить в первые дни жизни! В клинике смеются: всем плешь проел.

Одержимость Павлова нетрудно объяснить. Хорошо помню ситуацию: пару лет назад мы готовили публикацию о взрослом кардиохирургическом отделении краевой больницы. Павлова (он тогда там работал) в очередной раз пригласили участвовать в экспертизе, причиной смерти ребенка оказался порок сердца. Андрей Васильевич вернулся в отделение черным, в полном бессилии: «Видели бы вы, как рыдал отец…»

Будь в Приморье своя детская кардиохирургическая служба - тот ребенок сейчас бы жил. Как и сотни других детей.

Понимание нашел у профессора, детского хирурга Федора Федоровича Антоненко в центре охраны материнства и детства. Дальше «пробивали стены» вместе. И лед-бюджет тронулся: дорогая аппаратура, обучение специалистов - вложены миллионы рублей.

- Во всем мире делается так: если диагноз ставится внутриутробно или в первые часы жизни, новорожденного сразу из родзала отправляют в кардиохирургию и оперируют, - убеждает Андрей Павлов. - Так уже поставлено дело и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Чем раньше ребенок прооперирован, тем лучше. Понимаете, чем хороши ранние операции по поводу многих пороков сердца: ребенок потом растет абсолютно здоровым! А множество серьезных нарушений просто не успевает развиться.

Увы, без операции часть новорожденных погибает в первые месяцы жизни. Другие выживают и ждут очереди годами. Растут слабыми, к патологии сердца быстро добавляется огромный список недугов. Гипертония, инфаркты, инсульты, страдает от недостатка кислорода мозг, и ребенок отстает умственно…

- Вот почему краю остро необходимо было кардиохирургическое отделение, - считает главврач центра материнства и детства Федор Антоненко. - Пусть небольшое, большое и ни к чему, ребенка прооперировали, выписали - и он растет себе здоровым. Многим не по средствам ехать в другой город на операцию, кто-то просто не доедет - помощь нужна здесь и сейчас. Да, кардиохирургия - дорогая отрасль. Но поверьте, это вполне по силам региону!

В прошлом году наша кардиохирургическая команда сделала 113 операций. Суть в том, что эти дети были обречены на инвалидность или гибель, но они живут! И уже играют в футбол. И мамы с папами не нарадуются.

В этом году сделали еще семь операций. Пять из них на открытом сердце - впервые! Хирург рассекает грудную клетку, останавливает на время сердце, «обновляет» его - и вновь запускает, уже здоровое. Поистине, кесари занялись боговым… Для такого рода вмешательств в прошлом году на средства губернаторской программы «Кардиохирургия» закупили оборудование, обучили персонал, каждый - штучный специалист! Теперь детская кардиохирургия в Приморье способна на многое.

На 2007 год подали заявку на финансирование 150 операций. Найдутся ли деньги в бюджете? При этом своей очереди с прошлых лет ждут 300 детей. Дождутся?

~~Справка «В»
По статистике, в России на каждую тысячу новорожденных 8-15 малышей имеют пороки сердца. Ежегодно в Приморье рождается около 200 таких детей, 50-70 детям срочно нужна кардиохирургическая операция. При этом ежегодная квота для Приморья в Москве или Новосибирске – 20, в 2006 году – 40 таких операций. ~~

«А ты помог своему госпиталю?»

Примерно такого содержания рекламные щиты и растяжки размещены по городам и весям Соединенных Штатов. В богатейшей стране мира! «Я видел такие плакаты, и это нормальная практика: да, бюджеты оплачивают немалую долю детской кардиохирургии, но огромные средства собирают благотворительные фонды, - рассказывает кардиохирург Андрей Павлов. - В поиске финансов для детских операций на сердце работают целые штаты агентов. Деньги перечисляют крупные бизнесмены и небогатые граждане, почитая за честь спасти какого-нибудь маленького Джона. Очевидно, нам в Приморье тоже нужен подобного рода фонд».

Будут ли люди и организации перечислять средства? Будут, убеждены врачи, если останутся уверены: все до копейки пойдет именно на детей.

Сейчас отделению остро необходим аппарат искусственной вентиляции легких - около 1,5 млн. рублей. И ряд другой аппаратуры для специализированной кардиореанимации. Всего такой комплекс стоит 10 млн. рублей. Счастье, если найдутся спонсоры!

Только бы успеть


У Влада М. - врожденный порок сердца, другими словами - аорта на выходе из сердца должна иметь ширину в пальчик, а у Влада просвет оказался всего два миллиметра. Бедное сердце натужно трудилось за троих. Уже на операционном столе врач измерит давление - верхнее значение 160. Как у безнадежного гипертоника. В любой момент сосуды мозга могли не выдержать - инсульт. «А всего-то педиатр должен был измерить давление на руках и ногах, - сокрушается Андрей Павлов. - Но где вы видели в роддомах или детских поликлиниках специальные манжетки? Мы только начинаем просвещать докторов».

Уже после успешно проведенной операции врач демонстрирует нам: кусочек иссеченной аорты хранится теперь в пробирке. Края сосуда у Влада сшили, причем хорошо, что операцию сделали рано - ткани пластичные, позже понадобился бы протез. Мама Олеся разглядывает бутылек и хватается за сердце: что могло бы случиться… Но теперь-то у Влада - новая жизнь!

На следующей неделе сюда поступит еще один маленький пациент - два месяца от роду. Ему тоже сделают операцию через пятисантиметровый разрез под мышкой. А вот его отцу подобное лечение проводили 10 лет назад в Благовещенске, хирург Павлов разводит руками: шрам у мужика через все туловище, будто казаки шашкой рубанули пополам.

* * *

8 февраля в зале клинического центра собрались все: пациенты с обновленными сердцами, их мамы и папы, вся кардиохирургическая команда - сделать фотографию на память.

Лет через двадцать Юля с титановой клипсой на сердце поймет, что для нее сделали эти люди. Мы заходим в палату вместе с Павловым, двухмесячная Юля мирно посапывает на руках у мамы Наташи. Наташа тихо спрашивает:

- Андрей Васильевич, правда, мы успели?