Побег 120 узников северокорейского ГУЛАГа: миф или реальность?

Запретный плод сладок: наглухо закрытая Северная Корея привлекает к себе огромное внимание мирового сообщества. Интерес ближайших соседей - и наш в том числе - понятен вдвойне. И не секрет, что одним из ключевых источников информации становятся те, кому т

13 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2095 от 13 февр. 2007
20f346b07bf6595b5405d8d2ac6947be.jpg


Запретный плод сладок: наглухо закрытая Северная Корея привлекает к себе огромное внимание мирового сообщества. Интерес ближайших соседей - и наш в том числе - понятен вдвойне. И не секрет, что одним из ключевых источников информации становятся те, кому тем или иным путем удается вырываться из-за наглухо запертой границы.

Перебежчиками чаще всего становятся люди по северокорейским меркам зажиточные или близкие к властным структурам. Однако на минувшей неделе на сайте информационного агентства Daily NK появилась статья под заголовком «сбежали 120 узников политического концентрационного лагеря». Некоторые средства массовой информации поспешили представить данный побег как «начало конца режима Ким Чен Ира». Но что же произошло на самом деле?

Как сообщает источник агентства, еще 20 декабря из лагеря № 16 уезда Хвасон провинции Северный Хамген (недалеко от стыка границ с Китаем и Россией) бежали примерно 120 узников. Сообщается, что в этом лагере, расположенном в горном ущелье и окруженном колючей проволокой под высоким напряжением, содержится около 10 тысяч заключенных. Структуры госбезопасности и местной милиции тут же установили многочисленные блокпосты, ведется активный мониторинг передвижения и транспорта, и людей.

Один из офицеров госбезопасности подтвердил, что сбежало большое число заключенных, их количество точно не называлось, но оно близко к 120. Офицер также сообщил, что обстановка в провинции остается напряженной с конца прошлого года и даже введен режим чрезвычайной ситуации.

Все тот же неназванный офицер ГБ сообщил, что побег оказался успешным благодаря помощи извне. Кто-то разрезал проволочные ограждения, оглушил охранника и даже подогнал грузовик, иначе побег не был бы столь успешно завершен.

Тем не менее большинство узников, которых затем переправили в Китай, были там и задержаны при попытке перебраться в Южную Корею. 21 узник был пойман после проверки по месту жительства. А один пытался бежать в Китай со своей семьей, но был тоже задержан силами ГБ и пограничниками.

Таким образом, на настоящий момент практически все сбежавшие узники лагеря пойманы.

И как в конце статьи заявляет Daily NK, все внимание теперь приковано к реакции властей Республики Корея. И та не заставила себя ждать. 7 февраля редакции ряда южнокорейских СМИ осудили действия двух центральных газет - «Чосонильбо» и «Тонаильбо», перепечатавших статьи Daily NK о бежавших узниках, назвав их «не имеющими четких фактов подтверждения».

Ситуация информационного вакуума вокруг КНДР, в который она сама себя упорно загоняет, - безусловно, благоприятная среда для возникновения различных слухов. Большая открытость в общении с внешним миром могла бы снять множество вопросов, возникающих у мирового сообщества, пока же приходится верить любым слухам, порой не имеющим никаких конкретных доказательств, кроме самих слухов.

Тем не менее факт побега политзаключенных может косвенно подтвердить новость о побеге 20 пограничников в Китай, о котором все то же агентство Daily NK сообщило со ссылкой на многочисленные источники среди офицеров ГБ.

По их словам, начавшаяся полномасштабная проверка пограничных частей на предмет коррумпированности (иначе каким образом беглые политзаключенные могли оказаться в Китае?) выявила многочисленные факты получения пограничниками взяток от граждан, желающих покинуть страну.

Так, сообщается, что 20 пограничников (сержанты из разных взводов) из Хверёна попытались сбежать в Китай. Сейчас за ними в погоню отправлена оперативная группа из агентов ГБ КНДР. Со слов источника стало известно, что оперативники уполномочены вернуть пограничников «любым способом».

Два пограничника, офицер и сержант, не успевшие сбежать в Китай, будут казнены в конце месяца за пособничество в совершении перехода границы политзаключенными.

Тем не менее изложенные выше события можно интерпретировать по-разному. Если не связывать напрямую побеги узников и пограничников, то на самом деле перед нами может оказаться банальная борьба со взяточничеством, санкционированная самым высоким начальством.