Остались ли пятна?

Исполнилось 6 лет с того дня, как над бухтой Конюшкова в Шкотовском районе поднялось оранжевое облако, выплывшее из упавшей ракеты. Шум, поднявшийся по поводу утечки, давно утих, люди живут своей жизнью. Но не осталось ли пятен в прямом и переносном смысле? Корреспондент "В" побывал на месте аварии в канун годовщины.

20 июнь 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1966 от 20 июнь 2006

Исполнилось 6 лет с того дня, как над бухтой Конюшкова в Шкотовском районе поднялось оранжевое облако, выплывшее из упавшей ракеты. Шум, поднявшийся по поводу утечки, давно утих, люди живут своей жизнью. Но не осталось ли пятен в прямом и переносном смысле?   Корреспондент "В" побывал на месте аварии в канун годовщины.

Никаких "-летий" со дня утечки дунайцы не отмечают, но тот июньский день помнят довольно хорошо. Пенсионерка Любовь Ивановна вспоминает, что вышла на балкон и увидела, как со стороны моря бегут люди, в основном молодые, с пляжа, закрывая органы дыхания одеждой. В тот же день на улицах появилось несколько машин с громкоговорителями, призывавших не паниковать и оставаться дома, закрыв все окна...

Это известие обошло не только все приморские, но и российские СМИ: после полудня на военно-морской базе в Конюшках при разгрузке военного судна "Даугава" упала с оборвавшихся строп стратегическая ракета РСМ-50. Разгерметизировался бак с ядовитым окислителем топлива (азотным тетраоксидом), откуда и пошла знаменитая цветная тучка. Все говорили и о том, что от крупномасштабной катастрофы нас спасло чудо: остался целым бак с самим топливом (печально знаменитым ядом 1-го класса гептилом, бичом всего, что связано с ракетами и космодромами), упавшая "чушка" не задела другие ракеты, и ветер дул совсем не туда, куда обычно - не к жилью на север, а на юг, в море...

Во всех ближних населенных пунктах, которые задело ядовитой тучей, поднялся переполох, окна домов занавешивали смоченными в содовом растворе простынями, которые не снимали по нескольку дней. Информация, подававшаяся неоперативно и в неполном объеме, рождала слухи и домыслы.

Многие и сегодня помнят то злополучное облако, правда, насчет его цвета уже спорят. Кто-то даже говорит, что оно было голубоватым. Хотя большинство склоняется к тому, что оно было желтовато-красным.

В расположенной километрах в 15 от Дуная (3 километра от Конюшкова) воинской части вольнонаемным работникам посоветовали на время уехать с семьями из поселка. Мало кто послушался, но ни к чему дурному это, похоже, не привело. Вообще конюшковское происшествие обошлось почти без вреда для гражданского населения, с отравлением средней тяжести к медикам обратились 18 человек, но серьезного лечения им не понадобилось.

Тут же был введен запрет ловить рыбу и купаться, хотя вряд ли было много желающих заняться этим, говорят (если только это не местная байка), что волны в бухте стали желтыми. На следующий же год запрет сняли, и пляж с тех пор ничем не отличается от остальных.

Так что, если верить официальным данным, пятна стерлись в тот же год. Только вот вера эта давалась с трудом: в день неудавшейся катастрофы руководство флота старалось, как тогда писала наша газета, "максимально скрыть от общественности суть происходящего".      

Для Дуная разные утечки и аварии, как известно, совсем не редкость. Верят поселяне в полную чистоту района или нет, на жизни это никак не отражается.

- Как ходили за грибами, так и ходим, - говорят они.