Алеутская едва не стала Чешским проспектом

На днях во Владивостоке на Морском было открыто после реставрации Братское кладбище чешских легионеров, так принято его называть, хотя здесь покоятся и словацкие воины, есть даже несколько французских могил. Всего на мемориальном участке около ста надгробных плит, под каждой - останки двух легионеров.

16 май 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1947 от 16 май 2006

На днях во Владивостоке на Морском было открыто после реставрации Братское кладбище чешских легионеров, так принято его называть, хотя здесь покоятся и словацкие воины, есть даже несколько французских могил. Всего на мемориальном участке около ста надгробных плит, под каждой - останки двух легионеров.

Это кладбище было восстановлено на средства, выделенные чешской стороной, международной ассоциацией "Военные мемориалы", реставрация обошлась почти в пять миллионов крон (это около пяти миллионов рублей) и длилась почти два года. Работы проводились в рамках межправительственных соглашений об обеспечении сохранности российских воинских захоронений за рубежом и иностранных в РФ, подписанных больше 10 лет назад. Согласно этим документам в 1995 году земельный участок на Морском кладбище, где находится захоронение чешских легионеров, погибших в Приморье в 1918-1920 годах, был передан "Военным мемориалам" в постоянное пользование.

К полудню, когда проходила церемония, хмурый ветреный день словно улыбнулся, выглянуло солнце. С далекой родины почтить память легионеров прибыли высокая делегация и десант журналистов.

Вся торжественная процедура заняла меньше часа. Она проходила у главного монумента - колонны, которую венчает сокол - символ национальной славы чехов. После реставрации на ней ярче проступает надпись, сделанная славянами на родном языке почти 90 лет назад: ":Здесь лежим мы, солдаты Чехо-Словакии, павшие в бою за право и свободу. Вечная гвардия чести и славы своего народа".

К ногам преображенного бетонного легионера, который больше всех пострадал от времени и от рук вандалов, легли венки и цветы. Отец Мирон, настоятель польского католического костела во Владивостоке, прочитал молитву о душах почивших. Известно, что многие чехо-словацкие легионеры были католиками, они не только усердно посещали храм, но и помогали достраивать его. Это первая служба со времени открытия кладбища в 1919 году:

История пребывания легионеров в Приморье была трагичной и противоречивой, как и то время, когда писалась. Корпус успел побывать на стороне "красных" и "белых", пока совершал свой долгий путь возвращения на родину, который начался на Украине и завершился во Владивостоке. Легионеры участвовали в карательных экспедициях, подняли Гайдовское восстание во Владивостоке (по известным данным, тогда погибло около 200 из них). Но, как известно, смерть всех примиряет. И сами воины-славяне, покидая Дальний Восток, писали в прощальном обращении: ":Многие из нас были принуждены штыками воевать против вас: Дорогие товарищи, простите, но мы не виноваты в том, что здесь произошло: Группа интернированных солдат чешской армии".

Что касается недавней парадной церемонии, прошедшей по протоколу, по меньшей мере выглядело довольно странно, что во время выступлений российских и иностранных представителей ни слова не было сказано о братской могиле, где, по некоторым сведениям, покоится около 400 белочехов, погибших на территории Приморья во время гражданской войны и интервенции. Предположительно на ее месте установлен был во время реставрации старого чешского кладбища и новый памятный знак. Впрочем, после окончания митинга почти каждый из гостей сфотографировался на его фоне. На память.

Причина, вероятно, кроется в том, что в свое время часть территории старого чешского кладбища, где должна находиться братская могила легионеров, была передана японской стороне под фактически не существующую мемориальную зону (газета "Владивосток" рассказывала об этом в своем расследовании "Кладбище с двойным дном" в сентябре 2003 года).

Но, согласитесь, когда-то нужно говорить правду до конца, какой бы нелицеприятной она ни была.

А пока среди самых трудных задач для местных властей остается еще одна - сберечь прекрасно отреставрированное Братское чешское кладбище от вандалов. Известно, что буквально за неделю до его открытия они обезглавили фигуру легионера, благо его удалось быстро "реанимировать" с помощью скульптора Георгия Шароглазова.

Хотя, если по совести, спасти память от надругательства должны мы, сегодняшние владивостокцы, все вместе.

К июню 1918 года во Владивостоке скопилось около 15 тысяч чехо-словаков. Они прибывали сюда эшелонами, чтобы морем отправиться на родину. Их встречал Константин Суханов, председатель исполкома Владивостокского совета рабочих и солдатских депутатов. Солдат разместили в казармах, они должны были быть разоружены: Владивостокская городская дума даже рассматривала вопрос о строительстве Чешского дома (для проведения "культурного досуга" воинов). Предлагалось даже переименовать улицу Алеутскую в Чешский проспект. Однако летом 1918 года чехи выступили против красных: