'Закрыть психбольницы!'

Елена и Валентина рассказали о том, как они собирали подписи под одной из поправок к закону о гражданских правах. Сотни подписей наших земляков отправили в Москву, где готовился документ для передачи его Путину, но Госдума отвергла эту поправку. О чем же она была? Собеседницы не могут вспомнить формулировку, пространно объясняют: "Иногда человек в плохом настроении в автобусе ведет себя некорректно, а его высаживают и отправляют в психушку. Представляете?". Извините, не представляю. Как не представляю, почему люди сдавали деньги на публикацию листовок, первый тираж которых был в 9 тысяч экземпляров. Похоже, пожертвования стали в моде, а уж на что они - какая разница. К сведению, мои собеседницы собираются в ближайшее время новую "порцию" призывов отпечатать.

15 июль 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1785 от 15 июль 2005

Елена и Валентина рассказали о том, как они собирали подписи под одной из поправок к закону о гражданских правах. Сотни подписей наших земляков отправили в Москву, где готовился документ для передачи его Путину, но Госдума отвергла эту поправку. О чем же она была? Собеседницы не могут вспомнить формулировку, пространно объясняют: "Иногда человек в плохом настроении в автобусе ведет себя некорректно, а его высаживают и отправляют в психушку. Представляете?". Извините, не представляю.
Как не представляю, почему люди сдавали деньги на публикацию листовок, первый тираж которых был в 9 тысяч экземпляров. Похоже, пожертвования стали в моде, а уж на что они - какая разница. К сведению, мои собеседницы собираются в ближайшее время новую "порцию" призывов отпечатать.

"Пока мы работаем на общественных началах", - подчеркивали они (кстати, именно эту причину, а также то, что работают они лишь несколько месяцев, назвали, отказавшись сфотографироваться для газеты, а без согласия это станет нарушением их гражданских прав). Общественная работа выглядит следующим образом: человек читает листовку, звонит по указанному телефону, ему помогают собрать "историю" и направляют ее в Москву, где Гражданская комиссия обещает разобраться с нарушением прав человека. Потому что "конечная цель Российского отделения комиссии - сделать мир безопаснее, вернув всех психиатров и психологов в рамки Конституции России и Всеобщей декларации прав человека, упразднив преступные и жестокие практики и идеологии, лишив их незаслуженных ассигнований". Саентологи хорошо знают, как морочить головы людям. Среди "уважаемых лиц в состав почетных членов комиссии" входят, по распространяемой информации, джазовый композитор, актер, микробиолог, адвокат, священник: В основном американцы. Широко известных российских имен, тем более специалистов в области медицины в списке нет.

"Так вы убеждены, что психиатрические больницы не нужны?" - спрашиваю Валентину и Елену. Одна быстро отвечает: "Конечно, они приносят только вред". Другая: "Возможно, в определенной ситуации больных и надо изолировать, но только не в такие условия, какие созданы у нас". Между тем, ни в больнице для взрослых, ни в больнице для детей они ни разу не были, как и не общались тесно с воспитанниками и воспитателями детских домов. Но, ПО СЛУХАМ, во всех этих учреждениях работают жестокие люди, стремящиеся уничтожить наших земляков. Последний вопрос, который я задала Елене: "Вы согласны с учением саентологов?". После непродолжительной паузы услышала: "В основном согласна". Безусловно, Елена, Валентина и примкнувшие к ним имеют "гражданское право" верить во что-то и отстаивать свои убеждения, но иногда даже самые благие порывы не столько помогают, сколько мешают профессионалам работать.