Цусима: мифы и реальность

Когда мир облетела весть о разгроме 2-й Тихоокеанской эскадры у острова Цусима, реакцию всех, кто был сведущ в военно-морском деле, можно было определить однозначно - изумление.

25 май 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1756 от 25 май 2005

Фортуна адмирала Того

Когда мир облетела весть о разгроме 2-й Тихоокеанской эскадры у острова Цусима, реакцию всех, кто был сведущ в военно-морском деле, можно было определить однозначно - изумление.

В самом деле, после года войны, в которой самым эффективным оружием были якорные мины и крупнокалиберные сухопутные орудия, а корабельная артиллерия не потопила ни одного крейсера и броненосца, вдруг полный разгром и гибель более пяти тысяч русских моряков! И это при том, что против четырех японских линкоров  и восьми броненосных крейсеров выступили 11 линкоров и броненосный крейсер уникальной мощи “Нахимов”, который мог дать бортовой залп из шести орудий главного калибра.

Давая показания комиссии, выявлявшей причины Цусимской трагедии, Рожественский заявил: “Я не мог допустить мысли о полном истреблении эскадры, по аналогии с боем 28 июля (10 августа по нов. ст.) имел все основания считать  возможным дойти до Владивостока с потерею нескольких судов”. Увы, его расчеты не оправдались, больше того - они обернулись катастрофой.

Чем же объяснить  неожиданный исход Цусимы? Что стояло за победой “азиатского Нельсона”, как прозвали  японского адмирала Того?

Как ни странно, ответы на эти вопросы до сих пор не найдены.

Непонятно и другое. Броненосцы типа “Бородино” вошли в историю со злополучным клеймом Цусимы, а  однотипный “Слава”, вступивший в строй спустя два года, блестяще показал себя в первую мировую.

Историк Максим Комков придерживается, например, “снарядной версии”, ссылаясь на то, что большинство переживших Цусиму твердили об ужасающем артиллерийском огне японцев, который прозвали “жидкий огонь”: в месте попаданий воспламенялась броня, все, что могло гореть, - горело. Против этого не могло помочь ни искусное маневрирование, ни точный огонь старыми русскими снарядами.

Другой историк - Алексей Киличенков, напротив, утверждает, что русские снаряды были лучше японских, и убедительно доказывает, что дело было не в особом качестве японских снарядов, а  в количестве  попаданий…

Так что же случилось в Цусимском проливе 14-15 мая 1905 года? Быть может, все решило искусное маневрирование Того? Но, поставив свою эскадру поперек движения русских, он начал поворачивать прямо на российские линкоры. Даже ярые поклонники Того считают - так мог поступить только безумец! Русские  приближались, расстояние быстро сокращалось, а японские корабли сбились в кучу. Передние закрывали заднему ряду обстрел русских кораблей, которые шли на японцев в одну линию.

В 13 час. 49 мин. флагманский “Князь Суворов” начал стрельбу по японскому флагману “Микаса” с расстояния 32 кабельтова, это больше трех миль. Спустя несколько минут “Микаса” ответил. После этого стало стрелять все, что могло стрелять.

Английский ученый Дж. Вествуд, изучив массу материалов по Цусиме, пришел к мысли “развеять существующее мнение, что в русско-японской войне один флот был сборищем технически устаревших броненосцев, укомплектованных офицерами-идиотами и матросами-анархистами, в то время как другой являл собой вершину английского судостроения, его экипажи были прекрасно подготовлены и командовал этим флотом новый Нельсон”. Он сделал поразительное открытие  - Того просто-напросто не заметил начавшееся перед боем перестроение русских и, действуя по плану, приступил к атаке на левую колонну 2-й Тихоокеанской эскадры, состоявшей из старых броненосцев. Когда же после попытки японцев охватить “голову” русских противники оказались на встречных курсах, Того увидел перед собой броненосцы типа “Бородино”. Понимая, чем обернется поединок с ними, он был вынужден пойти на второй поворот - спасая свой “хвост” от разгрома и при этом подставляя под огонь “голову”. Ему на редкость повезло. “Если бы все русские снаряды взрывались, результат сражения был бы иным”, - заключает Вествуд.

В первых числах сентября 1905 года, всего через неделю после заключения мира с Японией, появилось сообщение о том, что в порту Сасебо взорвался и затонул флагманский корабль адмирала Того - броненосец “Микаса”. Причиной взрыва стал пожар в артиллерийском погребе. У российских  моряков это сообщение вместе с сожалением о погибших  вызвало мысли  о другом: почему этот взрыв не прогремел хотя бы четырьмя месяцами раньше, когда в Цусимском сражении погибли тысячи товарищей, которых уже не вернешь?..

Действительно, несмотря на множество причин, объективных и субъективных, приведших русский флот к разгрому, нельзя не говорить о “фатальном везении”, которое сопутствовало адмиралу Того в ходе войны. Чего стоит один только случай, происшедший с броненосцем “Фудзи” на 50-й минуте Цусимского боя! Русский снаряд пробил броню кормовой башни и разорвался внутри, где находились подготовленные пороховые заряды. Огонь побежал по элеваторам вниз, еще чуть-чуть - и “Фудзи” взлетел бы на воздух, но… случайный осколок перебил трубу гидравлической магистрали, и ударившая струя жидкости затушила пламя.

Да, похоже, судьба 100 лет назад отвернулась от российского флота. “Александр III” и “Бородино” взорвались. “Адмирал Ушаков”, отказавшийся сдаться, был расстрелян из дальнобойных пушек. Крейсера “Светлана”, “Мономах”, “Донской” погибли. Их участь разделили миноносцы “Быстрый”, “Буйный”, “Громкий”, “Безупречный”, “Блестящий”, а также вспомогательные крейсера и транспорты “Иртыш”, “Русь”, “Урал”, “Камчатка”. “Изумруд” выскочил на камни в заливе Владимира и был взорван командой.

Погибли “Ослябя”, “Наварин”, “Сисой Великий”. “Орел”, “Николай I”, “Сенявин” и “Апраксин” сдались японцам в плен. К ним примкнул миноносец “Бедовый” с адмиралом Рожественским на борту.

Во Владивосток пришли крейсер “Алмаз” и миноносцы “Грозный”, “Бравый”.