«Черный кофе» на счастье

Давненько, наверное, стены Дома офицеров флота не видели столь колоритной, а главное - разновозрастной публики. Солидные коротко стриженые мужчины, затянутые в слегка узковатые кожаные штаны; одухотворенного вида молодые люди с собранными в хвостик волосами; сущие мальчишки с цепями на массивных перчатках… Их всех привело сюда одно: страсть к настоящей музыке, живому звуку, сильнейшему выплеску эмоций - страсть к року! Во Владивостоке играл “Черный кофе”!

4 февр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1699 от 4 февр. 2005

Дмитрий Варшавский против рок-стереотипов

Давненько, наверное, стены Дома офицеров флота не видели столь колоритной, а главное - разновозрастной публики. Солидные коротко стриженые мужчины, затянутые в слегка узковатые кожаные штаны; одухотворенного вида молодые люди с собранными в хвостик волосами; сущие мальчишки с цепями на массивных перчатках… Их всех привело сюда одно: страсть к настоящей музыке, живому звуку, сильнейшему выплеску эмоций - страсть к року! Во Владивостоке играл “Черный кофе”!

Постаревший, но не утративший ни капли жизнелюбия и энергии Дмитрий Варшавский - лидер группы - на сцене себя не щадил. Полтора часа живого пения пролетели с такой скоростью, что когда концерт закончился, фанаты кричали “мало!” не из вежливости. Они готовы слушать эту музыку до бесконечности.

Говорите правильно - бесЫ

- Дмитрий, а что заставило вас вновь начать бурную концертную деятельность?

- Тот факт, что моя музыка снова стала востребованной. Собственно, без дела, без творчества я никогда не сидел. Семь лет назад, с тех пор как вернулся из Америки, сразу же начал работать. Вышли два альбома. И хотя “Белый ветер”, сделанный на основе еще американского материала, имел не очень большой успех, я не пал духом, а продолжил. Альбом “Они - бесЫ” (на произношении “бесЫ” Дмитрий не настаивает, хотя и уверен, что в Древней Руси ударение ставилось именно так. “Сегодня в русском языке столько слов исковеркано”, - пожимает он плечами. - Прим. авт.) продается хорошо, все песни, вошедшие сюда, - живые, сегодняшние. Так встал вопрос о концертах по России. И мы поехали… Вот 15 лет спустя вернулись во Владивосток…

- Именно 15 лет назад тяжелый рок, русский рок был на пике популярности. Затем стало казаться, что его время безнадежно ушло. И вдруг совсем недавно он вновь стал востребован людьми совсем юными. Как вы думаете, почему?

- На концерты “Черного кофе” приходят молодые, потому что музыка, которую мы играем, обращена к ним, к открытым душам. Она искренняя. Как и слова. У “Черного кофе” есть свой сайт в Интернете, я частенько там бываю, общаюсь в чате, в форуме и вижу, что ребята находят в моих песнях ответ на свои вопросы, находят смысл, который я туда вложил. Знаете, есть и те, кто слушает только “Черный кофе”. И им этого достаточно для духовного в том числе роста.

- Есть такая точка зрения: русский рок поднялся на волне некоего социального протеста против официальной лжи. И подъем у нынешней молодежи интереса к року показывает, что в обществе непорядок, что снова стало много лжи…

- Это вы какие-то стереотипы описываете! Я такой точки зрения никогда не придерживался. Может, и есть такой рок - рок протеста, но я точно к нему никогда не принадлежал. Атмосфера - во всяком случае, для меня - в стране была одна и та же. И внутри меня ничего не изменилось. Сочинять так же легко. И публика на концертах реагирует так же ярко и эмоционально, как и раньше, даже еще сильнее, потому что то, что мы делаем сейчас, стало лучше. Опыт пришел, понимаете?

- То есть слова “творческое долголетие” - для вас похвала?

- Конечно, ну а как иначе? А разговоры о том, что у любой группы существует внутренний ресурс, после выработки которого она лишь повторяет пройденное, нас не касаются. Если мы что-то один раз сделали, то повторить можем только еще лучше!

У нас нет проблем со зрителем. Они возникают у исполнителя тогда, когда у него разлад с самим собой. А если внутри гармония, если знаешь, для чего пишешь песни, играешь на гитаре и выходишь на сцену, то никаких проблем не будет. Все получится.

- Для достижения такой гармонии нужно быть человеком верующим?

- А все люди верующие. Вера у каждого живет в душе, нужно только ее найти…

- В вашей песне “Церквушки” есть слова “миром правит бес”. Это вы о сегодняшнем мире?

- Нет, это к вопросу о вере и о том, что творится в душе каждого человека. Нужно найти в себе силы поднять покосившийся крест. Свой крест. И тогда все будет хорошо.

За деньги работать не стыдно

Тот, кто не верит в биополя и человеческую энергетику, право же, должен хоть раз сходить на концерт тяжелого рока. То единение, тот яростный всплеск эмоций, которые рождаются на таких представлениях, можно, кажется, потрогать руками. Дмитрий Варшавский уверен: такое может быть только при одном условии - если публика верит своему кумиру.

- Некоторое время назад рок-музыка была вне формата всевозможных теле- и радиостанций. А сейчас - и в хит-парадах, и в клипах. Тяжелый рок стал модным? Или продаваемым?

- Мои пластинки всегда хорошо продавались, и 15 лет назад, и сейчас. Никогда не видел ничего плохого в том, чтобы получать деньги за то, что приносит людям радость.

Не стыдно работать за деньги, стыдно для денег. Когда человек начинает писать коммерческую музыку - это стыдно. Но ведь это уже как бы и не рок, и даже не творчество. Я никогда не работал “для”. Мне это было неинтересно. Может, поэтому мне верят?

- А вас не смущает, что на ваши концерты приходят откровенно пьяными?

- Я не замечал такого, в зале-то я не бываю. Больших скандалов на наших концертах никогда не было. Слова о том, что настоящий рок - это музыка допинга, наркотиков, водки, кем-то придуманные догмы. Нельзя втиснуть рок в рамки и критерии, мне жаль людей, пытающихся это сделать.

- Как вам кажется, рок-музыкант - это всегда секс-символ?

- Ой, не знаю (улыбается)… Это тоже стереотип. Может, девочки устали от сладких поп-мальчиков?

- Вы видите себя на сцене лет через 15?

- А почему нет? И публика у меня всегда будет разной, и молодой в том числе. Всегда будут люди, которые найдут в моих стихах настоящее. И мне этой части публики достаточно.