Профессиональное уклонение

Если гибнет судно, разбивается самолет или, не дай бог, террористы захватывают массу заложников - множество людей готовы последним поделиться, но помочь попавшим в беду, спасти всех, кого еще можно спасти. Но это мы так сострадаем, обычные граждане. Те, кто призван спасать, выручать и вытаскивать погибающих с того света, порой смотрят на человеческие трагедии совсем не так… А чудеса иногда случаются, и людей, погибающих в бездонной пучине моря, вытаскивают за миг до гибели и везут на теплую и добрую землю.

28 янв. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1695 от 28 янв. 2005

В «тысячекойке» по субботам денег не берут?

Если гибнет судно, разбивается самолет или, не дай бог, террористы захватывают массу заложников - множество людей готовы последним поделиться, но помочь попавшим в беду, спасти всех, кого еще можно спасти. Но это мы так сострадаем, обычные граждане. Те, кто призван спасать, выручать и вытаскивать погибающих с того света, порой смотрят на человеческие трагедии совсем не так… А чудеса иногда случаются, и людей, погибающих в бездонной пучине моря, вытаскивают за миг до гибели и везут на теплую и добрую землю.

Так произошло на прошлой неделе с моряками южнокорейского судна «Пайониз найя», которое перевернулось в Японском море в прошлый четверг в двухстах милях от Корейского полуострова. Большинство членов экипажа погибло, но четверых моряков, погибавших в штормовой пучине, спас экипаж траулера «Валерий Маслаков» и в субботу привез во Владивосток. А представитель агентской судоходной компании Дмитрий Рыков, принявший спасенных моряков на российском берегу, быстро организовал их доставку в больницу. Вопрос, куда везти пострадавших, не возникал: городская клиническая больница № 2, именуемая в народе «тысячекоечной», и создавалась-то как больница скорой помощи, призванная экстренно обслуживать всех пострадавших.

Но в приемном покое «тысячекойки» дежурный врач оказать медицинскую помощь иностранцам отказалась, поскольку у пострадавших отсутствовали необходимые полисы обязательного медицинского страхования. Никакие ссылки Дмитрия Рыкова на чрезвычайные обстоятельства на дежурного врача не подействовали. И тогда представитель российской судоходной компании предложил оплатить медицинские услуги по осмотру спасенных моряков. И знаете, что ему ответила дежурный врач приемного отделения «тысячекойки»? А, дескать, по субботам у нас платные услуги не оказываются…

И пришлось Дмитрию Рыкову возить оставшихся в живых моряков по Владивостоку примерно часа три, пока нашел-таки он неравнодушных врачей в городе нашенском - в травмпункте

№ 1 на улице Уткинской. Там иностранцев осмотрели так же тщательно, как и обычных россиян. И, по словам дежурного врача травмпункта Людмилы Никитиной, все, что могли, то и сделали. Полечили ушибы, загипсовали, где надо, конечности, а одного из пострадавших направили на консультацию к нейрохирургу, потому что, видимо, в момент гибели судна моряк получил сильный удар по голове…

Эксперты агентства «Ухо» вчера долго анализировали эту историю. Одни доказывали, что врач «тысячекойки» действовала строго по инструкции, спущенной ей сверху, и никакие «клятвы Гиппократа» тут ни при чем. Другие настаивали на том, что врач, отказавшийся оказать помощь больному, врачом называться уже не может. Дескать, профессиональная деформация зашла в этом случае так далеко, что никаким выговором, увы, ее не вылечишь. Хотели пообщаться и с самим дежурным врачом, но она всю минувшую неделю так была загружена работой, что от общения с информаторами агентства «Ухо» всячески уклонилась.