Волшебное снадобье?

Именно так: волшебное снадобье, музыка в словах, услада для души – отзывались критики во всемирной информационной сети Интернет о книге Алекса Гарридо. И не жалели славословия. “Обращается к душе напрямую”, “язык символов”, “сочетание высокой художественности и Литературы (именно так, с большой буквы) рождает поистине эпическое полотно”… Просматривая сайты книжных новинок, Лоцман с нетерпением ждал того момента, когда же книга Гарридо (кстати, кто не знает, настоящее имя автора – Елена Жудова, но с некоторых пор автор позиционирует себя как мужчину) окажется в его руках…

10 дек. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1671 от 10 дек. 2004

Алекс Гарридо. “Акамие. Любимая игрушка судьбы”. Издательство “Крылов”.

Именно так: волшебное снадобье, музыка в словах, услада для души – отзывались критики во всемирной информационной сети Интернет о книге Алекса Гарридо. И не жалели славословия. “Обращается к душе напрямую”, “язык символов”, “сочетание высокой художественности и Литературы (именно так, с большой буквы) рождает поистине эпическое полотно”… Просматривая сайты книжных новинок, Лоцман с нетерпением ждал того момента, когда же книга Гарридо (кстати, кто не знает, настоящее имя автора – Елена Жудова, но с некоторых пор автор позиционирует себя как мужчину) окажется в его руках…

Дождался. Мечта Лоцмана прочесть книгу, достойную столь высоких слов, сбылась. Как говорили древние, самое страшное – это когда мечты сбываются…

Есть такое понятие “модная литература”. То, что, как говорила героиня Ирины Муравьевой в фильме “Москва слезам не верит”, “вся Москва читает”. Как книга становится модной, сказать трудно. Конечно, к этому прикладывают руку и критики, иногда почитающие за особый изыск расхвалить нечто неудобоваримое и потом наблюдать за реакцией околосветской публики, тщащейся прочесть “талантливое произведение”. Немалая заслуга здесь и той части читателей, которые абсолютно искренне любят только то, что модно. Сегодня они носят белое, горя негодованием по поводу других цветов, а завтра – зеленое и недоумевают, когда им напоминаешь, что вот вчера было белое. Зачем об этом вспоминать? Белое-то уже вышло из моды… Так они относятся и к литературе. Сегодня – Коэльо, завтра – Гарридо, послезавтра – еще кто-нибудь, творящий в столь же “эпической” манере. Но до тех пор, пока создается шум, внимание книге гарантировано…

Так вот, “Акамие. Любимая игрушка судьбы” – модная литература. Это вовсе не значит, что книге суждена судьба бабочки-однодневки. Любители ориентализма, восточных мотивов, сюжетов а-ля 1000 и одна ночь, а уж тем более поклонники гей-ориджинала будут читать Гарридо и впредь. Собственно говоря, и творчество его обращено в первую очередь к ним, имеет, так сказать, целевую аудиторию.

О чем роман? О любимом наложнике царя некой страны (критики предпочитают называть это “созданием иного мира”, но Лоцману всегда казалось, что можно вести речь о мире Толкиена или мире Толстого, каждый писатель рисует свой, однако о мире Гарридо говорить еще слишком рано), который волею судьбы вознесся и почти стал царем. Много имен, много персонажей, вставные куски - роман построен по принципу арабских сказок, стилизован под них. Насколько удачной вышла стилизация, сказать сложно. Лоцману показалось все уж больно красивым. Наверное, в этом все дело. В переборе красоты. Лоцман никогда не любил искусственные цветы. Да, они  невероятно красивы, и какой-нибудь простой, сорванный с грядки тюльпан не смотрится рядом с шиком такого же тюльпана из пластмассы – сверкающего гранями, яркого, блестящего. Но стоит только взять их в руки - истинная красота побеждает. От нее исходят тепло и сила. Искусственный же тюльпан холоден и расчетлив. Мертвое мертво, какими бы красками его ни раскрашивали… И как бы ни расхваливали…