Кто объявил войну России

«Мы с моджахедами уже 10 лет истощаем Россию». Это признание Усамы бен Ладена, сделанное недавно в его видеообращении к американцам накануне президентских выборов в США. Употребленное им арабское выражение «истинзаф» означает «ослабление через насильственное кровопускание». «Мы с моджахедами» - это «Аль-Кайда» и те, кто примкнул к ней на территории России - в Чечне, и не только там.

9 дек. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1670 от 9 дек. 2004

«Мы с моджахедами уже 10 лет истощаем Россию». Это признание Усамы бен Ладена, сделанное недавно в его видеообращении к американцам накануне президентских выборов в США. Употребленное им арабское выражение «истинзаф» означает «ослабление через насильственное кровопускание». «Мы с моджахедами» - это «Аль-Кайда» и те, кто примкнул к ней на территории России - в Чечне, и не только там.

Усама бен Ладен подтвердил то, что было давно известно. Наша страна является объектом агрессии международного терроризма. Если вести отсчет с 1994 года, когда на российскую территорию, в Чечню, стали проникать первые эмиссары «Аль-Кайды», то через пять лет, в 1999 году, эта агрессия приобрела зримые и видные всем очертания. Под черными аль-кайдовскими знаменами начался джихад против Дагестана с конкретной целью - осуществить выход к Каспийскому морю и создать плацдарм «Аль-Кайды» в виде «исламского халифата».

То были иностранные ваххабиты и оваххабитевшиеся, принявшие сектантские, ваххабитские взгляды немногочисленные представители народов, проживающих на юге России. Такова форма экспансии «Аль-Кайды» в разных странах мира - вокруг нескольких эмиссаров «нарастают» местные филиалы. Не только в Чечне, но и в других субъектах федерации на юге России появились подразделения «Аль-Кайды», принявшие арабские названия - «Риядус-Салихийн», «Табук», «Ярмук» и т. п. Параллельным потоком на российскую территорию извне устремились эмиссары «Хизб-ут-Тахрир аль-ислами» - «Партии исламского освобождения», формально с «Аль-Кайдой» не связанной, но имеющей с ней много общего - символику, заявленные цели создания «исламского халифата». Относительно этой организации не исключаются самые далеко идущие предположения, т. к. ее руководство тщательно законспирировано для самих членов, и неизвестно, от кого те получают команды.

Именно эти отряды международного терроризма являются исполнителями террористических актов на территории России - не только на российском юге, но и по всей стране, включая Москву. Все помнят телевизионные кадры: террористы, захватившие театральный центр на Дубровке, вывесили на занавесе театра черное аль-кайдовское знамя, а не какое-то другое. И теракт в Беслане был акцией международного терроризма не потому, что в нем приняли непосредственное участие несколько арабов. Эти теракты - звенья международной террористической активности, в которой участвуют трансэтничные и трансграничные группировки, наносящие удары в России и Соединенных Штатах, Саудовской Аравии и Марокко, Испании и Ираке, Голландии и Индонезии.

Организаторы глобального террористического интернационала стремятся ослабить Россию не только самой террористической войной, но и внесением раскола в наше многонациональное и разнорелигиозное общество. Привлекает внимание то, что террористическими группировками, позиционирующими себя как исламские, руководят самозванцы от религии. Усама бен Ладен - строитель по образованию и профессии, его правая рука Айман аз-Завахири - врач-педиатр. Руководители известных филиалов «Аль-Кайды» - тоже самозванцы, которые выступают в роли «защитников ислама и мусульман» и что называется вкривь и вкось толкуют положения исламской религии. Так, командир батальона шахидов «Риядус-Салихийн» уверяет, что боевики из этого отряда, совершающие самоубийственные террористические акты, попадут в рай. Но Коран однозначен в отношении двух преступлений: незаконного убийства и самоубийства. Они священным писанием мусульман категорически запрещены, и наказанием за эти преступления является ад.

Именно об этом говорит сейчас своей пастве все исламское духовенство России. И мусульмане нашей страны отвергают услуги непрошеных «доброхотов». Прошло пять лет после аль-кайдовской ваххабитской агрессии против Дагестана в 1999 г., и уже кто-то мог подзабыть, что сопротивляться этой агрессии первыми начали дагестанские ополченцы-мусульмане, которые прекрасно понимали, кто и с чем к ним пришел.

Однако нельзя сказать, что замыслы международных террористов, направленные на создание межнационального, межрелигиозного и шире - мировоззренческого раскола у нас в стране, терпят полный крах. Находятся люди, которые готовы оправдать терроризм как форму «восстановления попранной справедливости». Есть и те, кто за чистую монету принимает исламскую риторику террористов и спешит возложить на ислам и мусульман коллективную ответственность за злодеяния преступников. Встречаются и такие, кто трактует как «исламофобию» действия правозащитных органов, направленные на защиту российских граждан от террористов, самозванно выступающих от имени ислама и мусульман. Иные вообще отрицают существование «Аль-Кайды» и международного терроризма как такового.

Общество и государство в разных странах мира стремятся найти адекватные ответы на вызовы международного терроризма. Тут не всё или не сразу приводит к должному результату, свидетельство чему - война в Ираке, приведшая к вспышке террористической активности.

Международный терроризм действует по своему «расписанию». Он может ударить в любой момент и в наиболее чувствительных местах - там, где удары приводят к максимально большому числу жертв. Поэтому общественный и государственный ответ этой опасности должен наличествовать постоянно - не в духе дурной российской традиции «кампанейщины». Само собой разумеется, на передовой линии этой борьбы находятся спецслужбы и правоохранительные органы. Но не обойтись без консолидации гражданского общества вокруг общенациональных ценностей и целей. Необходимо укреплять государство, совершенствовать структуру управления, повышать эффективность власти и ее ответственность на всех уровнях за то, как она защищает граждан от этой страшной опасности. Окончательную победу над международным терроризмом обеспечат связь и сотрудничество между государственными органами и институтами гражданского общества, которое призвано и контролировать власть, и помогать ей.