Песни Владимира Дядечкина

В Садгороде, где живет Владимир Дядечкин, не воюют, как в центральной части Владивостока, с выпавшим недавно снегом. Владимир Васильевич с удовольствием прогуливается возле дома, дышит исходящей от заснеженного палисадника свежестью.

3 дек. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1667 от 3 дек. 2004

Он не может разглядеть людей, но радует их своей музыкой

В Садгороде, где живет Владимир Дядечкин, не воюют, как в центральной части Владивостока, с выпавшим недавно снегом. Владимир Васильевич с удовольствием прогуливается возле дома, дышит исходящей от заснеженного палисадника свежестью.

В среду погода была так хороша, что Дядечкин вышел на крыльцо с баяном - захотелось сыграть не в комнате, а на воздухе, ощущая на лице тепло полуденных лучей солнца, хотя его Владимир Васильевич почти не видит. Зрения-то у него - полтора процента от нормы.

- Я с детства плохо видел, но насколько плохо - выяснилось в первом классе школы, - рассказывает Владимир Васильевич. - В семь лет у меня оказалось всего 10 процентов зрения - и оно продолжало ухудшаться, несмотря на неоднократное лечение в клиниках Москвы и Одессы.

А жили-то Дядечкины очень не близко от «глазных» институтов Гельмгольца и Филатова. На Сахалине жили, в Лесогорске. Родители, как говорится, из кожи вон лезли - все, что зарабатывали, тратили на лечение слепнущего сына. А когда стало понятно, что Владимиру придется жить практически незрячим, отец посоветовал ему прежде всего не отчаиваться.

- Сказал, что вместе мы обязательно найдем для меня дело по душе, - вспоминает Владимир Дядечкин. - Именно отец узнал об имеющемся в Курске музыкальном училище для слепых. Вообще, мой отец Василий Карпович был замечательным человеком. Он прошел Финскую, Отечественную, а после войны стал мастером на все руки - плотник, столяр, электрик. Дом построил. В свободное же время его тянуло к музыке. Сам сделал бубен, балалайку - и лады, и струны. Купил гармошку и научил меня «Барыню» играть.

Как стало ясно впоследствии, Владимир унаследовал музыкальный слух и способности отца.

- Мне довелось попасть в уникальное учебное заведение, - сказал корреспондентам «В» Владимир Васильевич. - Оно было открыто после окончания Великой Отечественной войны как «Музыкальная школа для военноослепших». В конце сороковых годов, в пятидесятых там учили играть на каких-либо инструментах бывших танкистов и других фронтовиков, потерявших зрение в боях.

Владимир Васильевич благодарен училищу и тамошним педагогам не только за диплом, где указана специальность «Баянист-исполнитель». В училище у Дядечкина и голос «прорезался», приятный баритон, его, что называется, «поставили», и с тех пор поет под свой баян Владимир вполне профессионально. А еще педагоги постарались развить замеченные ими у парня способности к композиции. Сейчас Дядечкин - автор более 60 песен.

Их охотно подхватывают на владивостокских базах отдыха, в санаториях, куда Владимира Васильевича нередко приглашают играть на баяне и петь, особенно когда среди отдыхающих преобладают пожилые люди. Они в отличие от молодежи, предпочитающей дискотеки, любят послушать песни под баян, дружно подпевают.

В репертуаре Владимира Дядечкина - «В лесу прифронтовом», «Случайный вальс» и сотни других любимых многими песен прежних лет. А музыку своих романсов и песен он пишет или на взволновавшие душу стихи Тютчева, Гамзатова, Дементьева, или на, скажем так, собственноручные тексты.

- Поэтом я себя не считаю, - Владимир Васильевич не может удержаться от улыбки, - но порой стихи получаются складные... Надеюсь, что и впредь я буду так же востребован, - говорит Владимир Васильевич. - Пусть я не вижу, но тем не менее наслаждаюсь общением. И чувствую, что я нужен, что мне удается радовать людей.