Горожанин по имени Старый Войт: Пока жив – буду красить

Но, в общем, как бы и второе имя, которое выбрал себе Владимир Старовойтов, тем самым обозначив не столько свой возраст, сколько мироощущение. Эстетические идеалы, поиски корней и связей с поколениями художников делают Старого Войта человеком явно из другой жизни.

26 нояб. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1663 от 26 нояб. 2004

Старый Войт – производное от фамилии.

Но, в общем, как бы и второе имя, которое выбрал себе Владимир Старовойтов, тем самым обозначив не столько свой возраст, сколько мироощущение. Эстетические идеалы, поиски корней и связей с поколениями художников делают Старого Войта человеком явно из другой жизни.

Впрочем, он правда другой. В чем? Ну, например…

Во Владивосток Владимир вернулся три года назад с Сахалина, где прожил 12 лет. Сразу после приезда сделал персональную выставку в «Арт-этаже». Сразу стало ясно: мастер рисунка и композиции, каких мало сегодня, художник, который пишет картины по большому счету. Кстати, тогда же Владимир увидел, что настоящего городского пейзажа в живописи во Владивостоке… нет. Вернее, не сложился образ города. Решил попробовать, может быть, еще не совсем почувствовав, не узнав Владивосток, его кривые, уходящие вверх и сбегающие вниз узкие улицы. Город получился у Старого Войта не резким, угловатым и продуваемым, а другим – с плавными очертаниями домов и улиц.

А еще он отличается своей страстью к обучению, несмотря на седины. Вечный ученик (так он говорит о себе) зазубривает иероглифы, английские слова, пробует новые техники и жанры. А недавно увлекся компьютером. Чтобы написать письмо по электронной почте, Владимир набирается терпения: формулировать мысль и лупить по «клаве» одновременно пока не получается. Но все, что связано с рисунком, пошло легко, как будто машина ждала этого вечного ученика. Клик – и изменился масштаб и цвет, толщина линии… Владимир говорит, что в  машину заложен тот же опыт поколений, только надо уметь им воспользоваться.

Конечно, Старого Войта, как и многих из нас, заботит вопрос смыслов. Зачем художник, когда есть серийная продукция? Зачем писать картины, если не зарабатываешь этим денег? Ответ у него один: «Только работа. Пока я жив, я буду красить этот мир...».

Персональная выставка в галерее «Арка», которая откроется 1 декабря, отразила владивостокский период, то есть последние два года. В нее вошли 25 работ, новых по пластике, стилистике, технике и заключенных в серии: «ню», натюрморт, городской пейзаж, портрет. О портрете художник говорит особенно тепло: «Любимый и в то же время сложный жанр. Я создаю не фотографию, а образ. Чтобы получилось, надо дышать одним дыханием со своей моделью  хотя бы в те минуты, пока пишешь». В других жанрах Старый Войт тоже узнаваем. Выходит, что бы он ни писал – пишет свой портрет.