Гречневая лузга для котельной

Дальнереченский крупозавод - из тех предприятий краевого значения, от работы которых во многом зависит положение в сельском хозяйстве Приморья. Именно сюда сдается на переработку зерно гречихи, ведь другого такого производства нет вплоть до Сибири. Это - основная специализация завода, но не единственная. Кроме крупоцеха предприятие имеет реалбазу с железнодорожным тупиком и специализированными складами для хранения сои и другого зерна, откуда оно перегружается в вагоны. При необходимости зерно здесь провеивается и просушивается, ведь сейчас далеко не в каждом хозяйстве есть свои сушилки и сепараторы. Часто продукцию везут прямо с поля из-под комбайна.

4 нояб. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1651 от 4 нояб. 2004

Ее давно уже стало не хватать

Дальнереченский крупозавод - из тех предприятий краевого значения, от работы которых во многом зависит положение в сельском хозяйстве Приморья. Именно сюда сдается на переработку зерно гречихи, ведь другого такого производства нет вплоть до Сибири. Это - основная специализация завода, но не единственная. Кроме крупоцеха предприятие имеет реалбазу с железнодорожным тупиком и специализированными складами для хранения сои и другого зерна, откуда оно перегружается в вагоны. При необходимости  зерно здесь провеивается и просушивается, ведь сейчас далеко не в каждом хозяйстве есть свои сушилки и сепараторы. Часто продукцию везут прямо с поля из-под комбайна.

Мы побывали на заводе, когда сбор урожая сои еще не закончился. На реалбазу одна за другой подходили груженые машины  из хозяйств ближайших районов. Заместитель директора предприятия Сергей Зимич объяснил, что здесь организован прием сои для продагентства, с которым сельскохозяйственные кооперативы рассчитываются выращенным урожаем за выданные весной товарно-материальные ресурсы. Специалисты производственно-технической лаборатории завода определяют сорность сдаваемого зерна, его влажность, другие параметры качества, поэтому они первыми встречают грузовики. Только потом отправляют их на весы.

Очередная машина - из села Рождественка. Пока ее взвешивали, главный экономист хозяйства Галина Ровенко с удовлетворением рассказала, что для нее эта поездка на реалбазу скорее всего предпоследняя. Долг перед продагентством по сое остался небольшой и следующим рейсом будет полностью закрыт. А остальным урожаем рождественцы смогут распоряжаться уже по собственному усмотрению.

Сюда, на новые автомобильные весы, мы заглянули не случайно. Они - гордость директора крупозавода Анатолия Янтудина и наглядное подтверждение того, что, каким бы тяжелым ни было положение предприятия, находится возможность обновить хотя бы самое необходимое оборудование, произвести неотложный ремонт. Вот и галерею между двумя производственными помещениями крупозавода тоже не так давно восстановили, старая совсем развалилась. Какие-то новшества постоянно внедряются и на самом крупяном производстве. Они направлены на то, чтобы увеличить выход крупы, повысить ее качество, уменьшить энергоемкость производства. Как говорит Сергей Зимич, “нет предела совершенствованию технологии”. А поскольку приходится латать то, что приобретено когда-то, вся надежда на рационализаторство своих работников начиная с главного инженера и заканчивая рабочими.

В этом году Дальнереченский крупозавод отметил 75-летие. Стоит сказать огромное спасибо его коллективу и руководству за то, что сохранили это старейшее предприятие, не дали ему исчезнуть с лица земли, несмотря на то, что объемы производства резко упали. До перестройки завод работал в три смены, выпускал в сутки до 150 тонн гречки, которая расходилась влет: ее отправляли в Москву, на Север, Камчатку, крупой снабжались воинские части (кто служил, тот знает: в армии дефицита гречки никогда не было). Отходов производства - гречневой лузги тогда хватало, чтобы своя котельная работала только на этом необычном топливе. Сейчас лузга тоже идет в топку, но без запасов угля уже не обойтись. Оно и понятно: гречневой крупы теперь выпускается несравнимо меньше (всего от тысячи до 1,5 тысячи тонн в год). Производство запускается только “под заказ”, когда есть конкретный покупатель. Гречневое зерно хранится дольше, чем готовая крупа, поэтому нет смысла обрабатывать его про запас. Совсем перестали выпускать пшено, овсянку. Но
что важно: крупоцех может быть запущен в любой момент. Работа коллектива организована с учетом того, что пока основное производство простаивает, должна быть надежно организована его охрана.

На этом месте вполне мог бы уже стоять новый современный завод. В свое время его проект висел в кабинете директора, начинала даже строиться котельная, но потом перспективные планы рухнули. И сейчас приходится беречь как зеницу ока старенькое оборудование. На территории завода можно увидеть почти музейные реликвии. Например, мотовоз. Этот трудяга по-прежнему незаменим на своей железнодорожной ветке.

В коллективе крупозавода ищут новые пути выживания. Здесь и хлебопекарня работает, и маслоцех, где готовится соевое масло без всяких химических примесей, есть своя свиноферма. Что же касается основной направленности предприятия, то и на ней никто не собирается ставить крест. В этом году посевные площади под гречиху были увеличены в крае в два раза, возросло внимание к этой культуре со стороны краевой администрации, находят поддержку хозяйства, которые занимаются ее выращиванием. Крупозавод является в цепи замыкающим звеном, без которого не было бы смысла развивать отрасль дальше. Очень важно, что нужное для края производство не придется начинать с нуля.