Всё могут короли. Бензоколонок

Застарелая досада дисциплинированной в общем-то армии российских автомобилистов, вызванная 30-процентным повышением цен на топливо с начала 2004 года, кажется, услышана в коридорах федеральной власти, хотя и не успела еще приобрести радикально-протестных форм. Неизвестно, сыграло ли тут свою роль обращение депутатов Хабаровской думы к президенту, поддержанное Законодательным собранием Приморского края (в нем высказывалась просьба «поручить компетентным органам дать оценку немотивированному повышению цен» и создать «действенный механизм» контроля). Как бы то ни было, на прошлой неделе пусть не президент, но Совет Федерации рассматривал «горючий» вопрос на своем пленарном заседании.

22 окт. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1644 от 22 окт. 2004

Возгорится ли из искры в пустом топливном баке пламя?

Застарелая досада дисциплинированной в общем-то армии российских автомобилистов, вызванная 30-процентным повышением цен на топливо с начала 2004 года, кажется, услышана в коридорах федеральной власти, хотя и не успела еще приобрести радикально-протестных форм. Неизвестно, сыграло ли тут свою роль обращение депутатов Хабаровской думы к президенту, поддержанное Законодательным собранием Приморского края (в нем высказывалась просьба «поручить компетентным органам дать оценку немотивированному повышению цен» и создать «действенный механизм» контроля). Как бы то ни было, на прошлой неделе пусть не президент, но Совет Федерации рассматривал «горючий» вопрос на своем пленарном заседании. 

РЕГУЛИРОВАТЬ НЕЛЬЗЯ СТИМУЛИРОВАТЬ

Докладывал председатель комитета СФ по промышленной политике Валентин Завадников (кстати, наш земляк: окончил ДВВИМУ, позже выбился в финдиректора  административного комитета СЭЗ «Находка», работал в Москве и США, после чего дорос до зампредседателя правления РАО «ЕЭС России»; с 2001 года представляет в Совфеде Саратовскую областную думу). Основными причинами, влияющими на топливный рынок, Завадников назвал рост мировых цен на нефть, сезонные колебания, монополизированность российского топливного рынка, неразвитость механизмов стимулирования конкуренции и административные барьеры. Все это, в общем-то, не секрет (непонятно, правда, почему внутренний рынок должен настолько зависеть от внешнего и зачем тогда существует государство), но по поводу решения проблемы мнения разнятся. Так, накануне заседания председатель СФ Сергей Миронов заявил, что власть должна прямо влиять на нефтемагнатов. Завадников же высказался против административного регулирования цен: правительство, по его мнению, должно совершенствовать государственную политику в сфере недропользования и нефтяной промышленности, добиваться четкого исполнения требований антимонопольных органов, увеличивать штрафы до ощутимого уровня и стимулировать появление на рынке новых продавцов.

Исполнительная власть с проблемой знакома не хуже. Вице-премьер Александр Жуков считает главной причиной «бензинового бума» сговор крупнейших нефтяных компаний. Повлиял и рост тарифов на перевозку нефти железной дорогой. О том же самом говорит и руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев: по его убеждению, не менее семи крупных компаний, контролирующих добычу, переработку и продажу нефтепродуктов, заключило картельную сделку. Другими словами, все всё понимают, но одного понимания мало. Со времен киношного Василия Алибабаевича, приправлявшего бензин отходами жизнедеятельности ослов, на продаже топлива мало кто «погорел».

ДОРОГИЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНИКИ

Если бизнес-хватку нефтяников понять легко, то пассивность властей - сложнее. По всей вероятности, нефтяное лобби гораздо крепче автомобильного. Тем временем Госкомстат рапортует о продолжающемся росте цен на топливо: если потребительские цены на товары и услуги в целом выросли с декабря 2003 года по сентябрь 2004-го на 8 проц., то стоимость горюче-смазочных материалов - почти на 30. А это неизбежно потянет вверх и остальные цены, в которые по определению заложена бензиновая составляющая.

Сводки того же Госкомстата по состоянию на 4 октября обнажают зияющие разрывы в стоимости бензина на разных окраинах нашей перманентно уменьшающейся, но все еще огромной страны. Среднероссийская цена литра АИ-92 составила на упомянутый день 14 рублей 20 копеек, АИ-95 - 15,39. Но «средняя температура по палате», как в старом анекдоте, не отражает реальной картины. К дешевым в бензиновом смысле городам можно отнести Омск, Кемерово, Самару, Саратов, Екатеринбург и т. д. (13,5-13,9 рубля за литр 92-го бензина), Пермь, Нижний Новгород, Уфу, Ярославль, Тулу, Тверь, Тамбов, Орел, Кострому и многие другие, где АИ-92 тоже не зашкаливает за 14-рублевую отметку. В столице этот вид топлива стоит в среднем 14,39, но там и покупательная способность населения сравнительно высока, в Санкт-Петербурге - 13,85. А вот другой полюс (или даже другая страна?): Салехард - 16,30, Дудинка - 19, Чита - 16,30, Якутск - 17,74, Владивосток - 16,04, Хабаровск - 16, Благовещенск - 16, Петропавловск-Камчатский - 18,40, Магадан - 16,49, Южно-Сахалинск - 16,50, Биробиджан - 16,19! Из дальневосточных городов только в Анадыре АИ-92 неожиданно дешев (12,78 рубля), но это легко объясняется личностью чукотского губернатора. К тому же на 50-тысячное население Чукотского АО приходится настолько мало автомобилей, что согласно статистике ГИБДД за январь-июль 2004 года там произошло всего 17 учетных ДТП (для сравнения: в Приморье - 2285).

Та же ситуация с ценами на другие виды топлива. АИ-95, например, стоит в Москве 15,46 руб./литр, в Санкт-Петербурге - 14,95. На Севере и Дальнем Востоке «ценник» сразу подскакивает: Якутск - 19,12, Владивосток - 17,06, Хабаровск - 17,50, Благовещенск - 17, Петропавловск-Камчатский - 19,60… Предположительно рост цен может замедлиться где-то в районе 25 рублей. И совершенно непонятно, считать ли такой прогноз пессимистическим или, напротив, наивным. На упомянутом пленарном заседании Совета Федерации 13 октября сенаторы решили к своему следующему заседанию подготовить некое постановление, а к концу года заслушать ответственных за эту отрасль правительственных чиновников.

…В свое время Дмитрий Менделеев утверждал, что сжигание нефти равносильно растопке печи ассигнациями. Похоже, великий химик был еще и великим пророком.