Дебора Кара Уингер поправилась на 12 килограммов ради съемок в фильме

Она не смогла сразу ответить на вопрос о том, насколько взволновала ее трагедия в Беслане. Голос прервался, по лицу заструились слезы: “Не знаю, что в мире может быть трагичнее, страшнее смерти детей… Когда слушаю новости из Северной Осетии, меня бьет дрожь. Говорю это не как актриса и не как иностранка. Говорю как женщина”.

9 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1619 от 9 сент. 2004

Она не смогла сразу ответить на вопрос о том, насколько взволновала ее трагедия в Беслане. Голос прервался, по лицу заструились слезы: “Не знаю, что в мире может быть трагичнее, страшнее смерти детей… Когда слушаю новости из Северной Осетии, меня бьет дрожь. Говорю это не как актриса и не как иностранка. Говорю как женщина”.

Впрочем, как тут же выяснилось, Дебора Кара Уингер – канадская актриса, представлявшая на кинофестивале Pacific Meridian фильм “Эмиль”, участвовавший в конкурсной программе, - не такая уж иностранка. Ее предки – выходцы из России. Может быть, поэтому Деборе в подходе к роли близка система Станиславского, а всем кинематографическим жанрам она предпочитает драму.

- Скажите, Дебора, что означает приставка Кара в вашем имени?

- Меня так часто об этом спрашивают... Дело в том, что в США уже есть актриса по имени Дебора Уингер. И поэтому я взяла себе такое второе имя, чтобы нас не путали. Это красивое слово.  В итальянском языке “кара” означает “милая, любимая”.

- Вы с детства мечтали стать актрисой или это дело случая?

- Нет, не мечтала. Так что, наверное, это просто случайность…

- Вы были первой канадкой, которой удалось окончить такой престижный вуз, как Национальный институт драматургии в Австралии. Почему именно такой выбор?

- Дело в том, что я окончила школу на два года раньше своих ровесников и поступила учиться на экономический факультет одного из университетов Канады. Вместе с однокурсниками пошла на фестиваль австралийского кино. Эти фильмы показались мне куда более искренними, более интересными, чем голливудские, а игра актеров просто завораживала. И я стала наводить справки о том, где же учат так играть. Как выяснилось, в Национальном институте драматургии ежегодно на прослушивания приглашают более 3 тысяч человек. Я была одной из этих тысяч, но, видимо, мне повезло, а может – сочли достойной, но прослушивания я прошла и стала учиться.

- Вы снимались в фильме “Автокатастрофа” Дэвида Кроненберга. Фильм нестандартный. Понравилось ли вам работать с таким режиссером?

- Для меня было полным сюрпризом приглашение на главную роль. Поверьте, я не скромничаю, это и вправду меня застало врасплох. И я до сих пор думаю: был ли выбор Кроненберга комплиментом  мне? Работа с таким режиссером была не просто чем-то абсолютно необычным, это был своего рода толчок к поиску в себе новых качеств, к новому витку творчества. Ничего подобного я больше не играла.

- Вы только за прошлый год снялись в пяти фильмах, в этом году – в четырех, и на будущий год у вас уже есть предложения. Как вы выкроили в своем графике время на приезд во Владивосток?

- В этом году ведь целых 366 дней, знаете ли... Так что все можно успеть. И на фестиваль я приехала с интересом – переключиться, отдохнуть от съемок фильма “Алиби”, завершившихся всего лишь три недели назад. Кстати, играть в этом фильме было захватывающе еще и потому, что меня впервые пригласили на роль комедийного плана.

- Вашими партнерами были великолепные актеры. С кем работалось легче всего?

- Трудно сказать, они ведь все очень разные, каждый – яркая индивидуальность, у каждого есть чему поучиться. Вот Дензел Вашингтон, например. Профессионал высочайшего класса, очень творческая натура, когда он перед камерой, то всех буквально захлестывает поток вдохновенной энергии, идущей от него. А Мел Гибсон – самый добрый и великодушный человек, кроме того, что прекрасный актер и режиссер.

- Оператор может сделать актрису красавицей, а может – изуродовать. Правда, что актриса всегда влюблена в оператора?

- (тоном роковой женщины, чуть иронизируя) О да!!!

Если серьезно, меня не очень беспокоит, насколько я красива в данном кадре, насколько стройна и не полнит ли меня такой ракурс. Для съемок в фильме “Тринадцать” мне пришлось поправиться почти на 12 килограммов, а потом скинуть их в рекордно короткие сроки, потому что начиналась работа над другим фильмом, где я играла модель. Неважно, как я выгляжу, важно, как сыграла.

- Говорят, что когда в фильме играет ребенок, взрослый актер обречен быть на заднем плане. В фильме “Эмиль” играет 10-летняя девочка. Не пугала ли вас перспектива остаться на вторых ролях?

- Вы абсолютно правы, детей не переиграешь. Но на ваш вопрос отвечу: нет. Во-первых, маленькая актриса – просто очаровательный ребенок. И работать с ней очень приятно – она была очень естественна. Во-вторых (смеется), ее и на площадке, и за пределами таковой мало что интересовало, кроме футбола.

- “Эмиль” рассказывает о человеке, жившем не слишком праведно, но в конце концов получившем прощение от тех, кого он обидел. Скажите не как персонаж фильма, а как человек, все ли можно простить?

- Простого ответа тут нет. Моя героиня простила обидчика. Лично я не очень ее понимаю, но  никогда не была в такой ситуации. Чтобы полностью простить, требуются большие душевные усилия. Возможно, в фильме не хватает каких-то сцен, которые бы пояснили зрителю, чем герой заслужил прощение, какие его поступки убедили мою героиню в искренности его раскаяния...

Я думаю, что прощение – доблесть.

ДОСЬЕ "В"

Дебора Кара Уингер – канадская актриса. Снималась в главных ролях в фильмах “Ураган” (в паре с Дензелом Вашингтоном), “Вернуть долг” (партнер – Мел Гибсон), “Игра” (с Майклом Дугласом и Шоном Пенном), а также во многих других известных кинофильмах. За работу в фильме “Эмиль” (вместе с Яном Маккелой – он известен публике как волшебник Гэндольф из “Властелина колец”) получила престижную премию Джеральдин Пейдж как лучшая актриса 2004 года.