Грустные глаза песен

Он, как и прежде, сценичен и прост, ироничен и обаятелен. Лишь легкий оттенок усталости то ли от гастрольной кутерьмы, то ли от бремени популярности несколько смазывал такой привычный образ любимого барда…

18 авг. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1607 от 18 авг. 2004

Он, как и прежде, сценичен и прост, ироничен и обаятелен. Лишь легкий оттенок усталости то ли от гастрольной кутерьмы, то ли от бремени популярности несколько смазывал такой привычный образ любимого барда…

Но это ничуть не мешало публике восторженно реагировать на старые хиты и рукоплескать новым творческим удачам певца.

Слегка располневший Олег Митяев со свойственным ему юмором отвечал на каверзные вопросы зрителей.

- Отчего я всегда в черном? Так темное скрадывает полноту! Прошли времена гавайских рубашек. Сами понимаете, куда не приедешь: икра, пиво. А я люблю теплые компании приятных мне людей. Вот вам и результат. Что теперь вспоминать студенческие годы в институте физкультуры? Каждый день собираюсь этой самой физкультурой заняться. Не получается.

Как-то потускнел с годами и блеск рассказываемых Олегом анекдотов. Но и это не мешало обожанию зрителей. Даже “бородатые” проходили под общий хохот. Главного-то у него не отнять – таланта автора-исполнителя. А в этом плане у Митяева – без проблем.

- Мне, правда, порой неловко, - говорит Олег, - что живу легко, творю успешно, люблю без обмана. И ко мне редко обращаются за участием, помощью. Кажется, вокруг меня, я имею в виду узкий круг друзей, все готовы делиться только радостью. Вот такой праздник души получается. Впрочем, бывают минуты горечи и грусти, но я не склонен выносить их за рамки своей души. А отношения с окружающими – это зеркало. Вот я и вижу там чаще всего милого, улыбающегося друга.

Кстати, о друге. Вместе с Олегом вот уже шесть лет в тандеме работает Леонид Марголин. Прекрасный музыкант, виртуоз, “многостаночник”. Благодаря блестящему марголинскому владению гитарой, фортепиано, баяном и даже флейтой песни Митяева приобретают особый колорит. Надо отдать должное Олегу, что даже после расставания со своим прежним аккомпаниатором и аранжировщиком Константином Тарасовым он не позволяет себе колючего слова в его адрес. Более того, сохраняет в репертуаре его песни. Амбиции прежнего коллеги по эстраде нашли пристанище в команде “Песни нашего века”.

Олег же становится участником общих концертов российских бардов нечасто.

- Все объясняется очень просто. Я как-то раньше других “откололся” на эстраду. Было время, когда товарищи по цеху с укором показывали на меня пальцем, мол, погнался за длинным рублем. В то время, когда барды гордо несли знамя альтруизма в массы, я нес “разумное, доброе, вечное” в одиночку. Не скрою – за определенное вознаграждение. Пел только свои песни, чтобы, не дай бог, не упрекнули в плагиате. Теперь вот из зала просят: спойте песню Визбора. Все как-то само собой встало на свои места. И я не ощущаю на себе презрительных взглядов поющих у костра. Сам люблю бывать на Грушинском фестивале. Вот жаль, что чуть-чуть не совпал мой приезд во Владивосток  с “Приморскими струнами”. Помню, в 86-м на Шаморе было здорово...

“Митяев - чистый лирик в творческом и личном плане. В его песнях ощущается нерв, очень трепетный, задушевный”, - так оценил творчество Олега Александр Розенбаум.

Владивостокские поклонники творчества Олега, выстроившиеся в огромную очередь за обещанными автографами, так сформулировали свою любовь к заслуженному артисту России Олегу Митяеву: за потрясающе жизненную поэзию и незаумную философичность, за свою неповторимую интонацию и музыку, за грустные глаза его песен.

Действительно, просто слушать песни Олега не получается. Слушая их, находишься в состоянии мира и покоя, искренности и доверия. И кажется, ты любим и нужен, и обязательно будешь счастлив. Пусть даже с оттенком грусти.