Наталья Гончарова: Большие разочарования малого бизнеса

"Мама, уходи в "Гербалайф", - говорит ей сын. - Мучаешься с этими швейниками, мучаешься, а толку - никакого. Зачем тебе это надо?" Она уже и сама не знает - зачем.

8 нояб. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №16 от 8 нояб. 1996

"Мама, уходи в "Гербалайф", - говорит ей сын. - Мучаешься с этими швейниками, мучаешься, а толку - никакого. Зачем тебе это надо?" Она уже и сама не знает - зачем.

Фирме "Фесби", которой руководит Наталья Гончарова, в сентябре исполнилось 6 лет. После долгой и успешной работы в Торгово-промышленной палате г-жа Гончарова в начале 90-х пустилась "во все тяжкие" частного предпринимательства. Под одобрительные возгласы окружающих мужчин: умная, энергичная, классный специалист, давай, попробуй! За ней не стоял капитал мужа или спонсора, все ее богатство - диплом московского вуза и большой опыт работы с зарубежными партнерами, правда, по законам государственной экономики. В русском бизнесе законы оказались другими. Не человеческими - волчьими.

Первый блин, испеченный Гончаровой на раскаленной сковородке бизнеса, был не только комом (неожиданно "влупленные" нашим государством пошлины на кожевенное сырье свели на нет уже заработавшую схему: отечественная кожа - китайский пошив - недорогие куртки для русского рынка), но и серьезно ее "обжег" - месяц в госпитале Наталья размышляла, как жить дальше. От идеи производства не отказалась - удручающая пустота в магазинах одежды подсказывала ей, что надо шить. Не только "сарафаны и легкие платья из ситца", но и деловые костюмы, юбки, блузки - все то, что носит русская женщина каждый день. Шить так, чтобы это было приемлемо по ценам и прилично по качеству.

Сегодня Гончарова, казалось бы, могла разъезжать на "Мерседесе" и покупать каратные бриллианты - у "Фесби" есть все, чтобы считаться по мировым меркам твердо стоящей на ногах компанией. Для нашей системы это предприятие уникальное - и не фабрика с огромным потоком, и не ателье со штучной работой. Это производство, но малое - каждая модель отшивается не сотнями, а всего лишь десятками экземпляров. В легкой промышленности Приморья аналогов больше нет.

 У "Фесби" сегодня не только производство, но и законченная структура малого бизнеса: свой швейный цех, выставка-салон и фирменный магазин. Есть репутация и постоянный спрос: некоторые модели уходят буквально из-под машинки. Есть клиентки из числа сильных и богатых мира сего, для которых "Фесби" шьет индивидуально. Есть сотни покупательниц, которые "разметают" одежду с маркой этой фирмы на ярмарках и распродажах. Вроде все есть для процветания, но Гончарова продолжает считать копейки.

"Самое страшное для нас - это аренда и коммунальные платежи. Если раньше это была почти фиксированная сумма, то с 96-го года началась настоящая чехарда". (Из выступления Н. Гончаровой на конференции деловых женщин Дальнего Востока.)

Для того, чтобы предприятие стало, нужно немного - просто выключать свет в швейном цехе по пять часов в день. И дело даже не в том, что цех расположен в "спальном" районе на Тухачевского, а в том, что судьба малого бизнеса по большому счету никого не волнует.

А про поддержку и развитие у нас предпринимательства - так это только на бумаге. На деле - поборы со всех сторон. До смешного - торговая инспекция оштрафовала за то, что вместо русских размеров на этикетках "Фесби" стояли принятые во всем мире буквы "М" и "L". По ГОСТам советских времен подобная "иностранщина" строго запрещена. 
 Сегодня Наталье кажется, что она снова переживает глубокий кризис - как тогда, 6 лет назад, после истории с кожей. Снова со здоровьем проблемы, и вновь сомнения. Она читает по вечерам Рериха и думает о том, на что тратит свою жизнь. На борьбу с ветряными мельницами - налогами, инструкциями и прочими неизбежностями? Что она хочет доказать - что в ее хрупком теле живет сильный дух, не позволяющий ей бросить на произвол судьбы людей, у нее работающих? А может быть, начать что-то другое, более прибыльное? И люди тогда больше заработают... Может быть. Только почему же так получается, что именно тот, кто истинно работает, вновь и вновь возвращается к тому, с чего начинал, - к нулю. Закон жизни?