А пройдут корабли – салют «Рюрику»

- Да не мы герои, понимаете? Не мы, а «Рюрик», - с порога заявил Владимир Карташев, капитан яхты «Искра» - морской лаборатории ДВГТУ. Недавно яхта вернулась из похода, целью которого было определить место упокоения на морском дне крейсера «Рюрик». – Об этом нужно говорить, а то для многих наших сограждан русско-японская война начинается и заканчивается «Варягом», Цусимой да Порт-Артуром, а больше никто ничего и не знает.

3 авг. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1598 от 3 авг. 2004

- Да не мы герои, понимаете? Не мы, а «Рюрик», - с порога заявил Владимир Карташев, капитан яхты «Искра» - морской лаборатории ДВГТУ. Недавно яхта вернулась из похода, целью которого было определить место упокоения на морском дне крейсера «Рюрик». – Об этом нужно говорить, а то для многих наших сограждан русско-японская война начинается и заканчивается «Варягом», Цусимой да Порт-Артуром, а больше никто ничего и не знает.

«Рюрик» был выбран в качестве основной цели экспедиции не случайно. Это один из самых героических кораблей, отличившихся в русско-японскую войну. Он был первым погибшим в боевом столкновении с эскадрой японских кораблей. Его поведение в бою – пример истинного  мужества. И мы хотели найти место гибели рейдера к 100-летию со дня битвы.

Большое участие в разработке проекта принял Дальневосточный технический университет. «Искра» - морская лаборатория ДВГТУ. И уникальное оборудование, с помощью которого, собственно говоря, и был обнаружен «Рюрик», также было приобретено при помощи университета. Экипаж яхты состоял из шести человек – Владимир Карташев, Николай Москалев, Михаил Котельников, Леонид Зайцев – и специалистов Института проблем морских технологий ДВО РАН Владимира Золотарева и Валерия Евтушенко.

Контр-адмирал запаса Николай Москалев, командир экспедиции, подключившись к организации экспедиции, провел большую работу по поиску исторических, архивных материалов, которые могли бы с максимальной точностью помочь определить тот район, где погиб «Рюрик». Кроме того, на просьбу о взаимодействии охотно откликнулись Морской архив в Санкт-Петербурге и японская сторона.

- Но даже при такой тщательной подготовке район поиска, - рассказывает Владимир Александрович, - был довольно большой. Мы обследовали три квадрата морского дна: сорок восемь квадратных миль, двадцать три квадратные мили и третий – около десяти. Сначала выявлялись подходящие по параметрам объекты на дне, затем каждая из них обследовалась тщательно. В общей сложности мы искали 10 дней. И, как выяснилось, данные японской стороны были более точными.

На начальном этапе поиски затруднялись плохой погодой и большим количеством рыболовных сетей, расставленных в районе поиска. Аквалангисты к месту предполагаемой гибели крейсера не спускались. Как пояснил капитан «Искры», поиск велся с помощью уникальной акустической аппаратуры.

В итоге специалисты яхты получили акустическое изображение лежащих на дне останков корабля, который – судя по акустическим теням, по другим параметрам – с очень высокой долей вероятности является «Рюриком». Детальных контуров корабля, к сожалению, определить не удалось.

- Но мы уверены, - подчеркивает Владимир Александрович, - что это – «Рюрик». Мы ведь не наобум шли искать. Все на нашей стороне – специалисты, архивные данные, уникальная техника. Теперь нам известны точные координаты. Поднимать «Рюрик» не будут, никакого памятника на месте его гибели тоже не планируется. Но мы ничего подобного и не планировали. Цель нашей экспедиции была одна – отдать дань памяти и уважения морякам. Корабли военного и торгового флотов России отныне, проходя рядом с «Рюриком», будут отдавать ему почести, которых достоин незабытый герой давно забытой войны.