По тарифам и инвестициям

Во Владивостоке состоялся «круглый стол», посвященный торгово-экономическим отношениям России и Китая. В принципе, никаких из ряда вон выходящих закономерностей дискуссия не выявила. Россия по-прежнему хочет видеть больше китайских инвестиций у себя дома. Китай может, но довольствуется лишь словами уважения и почтения. Однако если политические силы Поднебесной тактично уходят от прямого ответа на вопрос, почему не инвестируют в Россию, то ученые вилять не стали - дело тормозят Таможенный кодекс и налоговый режим.

3 авг. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1598 от 3 авг. 2004

Во Владивостоке состоялся «круглый стол», посвященный торгово-экономическим отношениям России и Китая. В принципе, никаких из ряда вон выходящих закономерностей дискуссия не выявила. Россия по-прежнему хочет видеть больше китайских инвестиций у себя дома. Китай может, но довольствуется лишь словами уважения и почтения. Однако если политические силы Поднебесной тактично уходят от прямого ответа на вопрос, почему не инвестируют в Россию, то ученые вилять не стали - дело тормозят Таможенный кодекс и налоговый режим.

По мнению доцента юридического факультета Хэйлунцзянского университета Фань Чуня, новые правила в таможенном и налоговом законодательстве только отпугивают потенциальных инвесторов: это и повышение ставок на импорт за пересечение границы, и увеличение весовых показателей на пунктах пропуска, и невозможность получить под стопроцентные инвестиции налоговые льготы. И самое главное, до сих пор в инвестиционном правовом поле не предусмотрена защита иностранных инвесторов от дискриминации со стороны местных чиновников. Всего китайские ученые насчитали в России около шести тысяч ограничителей предпринимательской деятельности. Даже если бы и пришли с крупной суммой денег, то это вышло бы себе дороже, считают они.

Тут к месту вспомнить корейские фабрики, бесславно завершившие свой путь на приморской земле. И ведь все было на пользу краю, да и стране в целом. Южнокорейцы завозили в Уссурийск и Артем свои ткани, кроили одежду, ничуть не уступающую по качеству китайскому ширпотребу, и отправляли в Америку с биркой «Made in Russia». Чем не реклама инвестиционному климату России? Однако надо же было таможенникам ввести квоты на продукцию, произведенную иностранным государством у нас (хотя, как правило, такие товары всегда освобождаются от таможенных пошлин и выходят из-под налогообложения), якобы для того, чтобы защитить только национальных металлургов. Но на поверку размах оказался большим. Теперь фабрики переезжают в Китай. «Наша страна находится еще на стадии переходной экономики, поэтому любые инвестиции для нас только благо», - поведал профессор института экономики Уханьского университета Чжан Бинь.

Вообще странно слышать слова о незавершившемся переходе экономики от народа, чья страна славится безграничным рыночным потенциалом и стремительно развивающейся этой самой экономикой на протяжении многих лет. Да к тому же глубоко вовлеченной, после вступления в ВТО, в мировую торговлю. За счет этого страна «крадущегося тигра» заставляет работать на себя практически всех внешних инвесторов.  Мы же вместо того, чтобы открыть границы, еще больше их закупориваем дополнительными таможенными и налоговыми поборами. Причем бьем и своих же.

- Ни одна страна не накладывает пошлины на экспорт, - сказал директор Тихоокеанского центра стратегических разработок Михаил Терский. – Все занимаются другой задачей – увеличивают экспорт, потому что он стимулирует экономику.

Ясно одно – на региональном уровне эту проблему не решить. Даже если полпред российского президента в ДВФО Константин Пуликовский еще раз уличит китайцев в нежелании инвестировать в Дальний Восток России, как это он сделал на недавней 15-й Харбинской торговой ярмарке. Лоббировать интересы региона надо не там. А в Москве. Там сидят все те, кто диктует правила игры.