Рыбацкие сети – на подводную лодку, или Война интеллектов

Русско-японская война в советской историографии названа первой войной эпохи империализма. И это очень точное определение: она стала предвестницей кардинальных изменений средств и методов ведения войны. Эпилогом к нашему рассказу могут послужить слова одного из офицеров штаба генерала М. Ноги, сказанные им при осаде Порт-Артура: «Мир слишком много шумит о нерассуждающей отваге рядового солдата. Он слишком мало обращает внимания на невиданные усилия инженера, рискующего столь же многим, но с полным сознанием всего значения своего риска».

27 июль 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1595 от 27 июль 2004
Русско-японская война в советской историографии названа первой войной эпохи империализма.
И это очень точное определение: она стала предвестницей кардинальных изменений средств и методов ведения войны.
Эпилогом к нашему рассказу могут послужить слова одного из офицеров штаба генерала М. Ноги, сказанные им при осаде Порт-Артура: «Мир слишком много шумит о нерассуждающей отваге рядового солдата. Он слишком мало обращает внимания на невиданные усилия инженера, рискующего столь же многим, но с полным сознанием всего значения своего риска».
В ходе боев за Порт-Артур его защитники столкнулись с серьезной проблемой: обороняя форты и укрепления на вершинах гор, они не могли ничего противопоставить, за исключением огня стрелков, саперным работам противника, которые тот вел на склонах, приближаясь к нашим оборонительным линиям. Артиллерия не была приспособлена для стрельбы сверху вниз и вела огонь только на дальние дистанции.
Именно тогда командир артиллерийской батареи Л. Гобято возглавил работу по созданию «минных мортир» (орудия для метания мин), ставших прообразом миномета. Вот как описывал новое оружие полковник Н. Третьяков, защитник Порт-Артура: «…...втащили на гору Высокую 42-линейную пушку, устроили ее в траншее. Средство это было следующее: железная цилиндроконическая бомба из листового железа, калибра, приблизительно, 208 мм, в дно ее воткнута «палка». 42-линейная пушка заряжается небольшим зарядом пороха, в канал орудия вставляется этот деревянный хвост описанного выше снаряда. Затем производится выстрел, и бомба с хвостом летит в неприятельскую сапу. Там ее 8-килограммовый пироксилиновый заряд взрывается и уничтожает все неприятельские работы вместе с рабочими».
А минный офицер крейсера «Баян» лейтенант Н. Подгурский применил морские минные аппараты, которыми были вооружены практически все боевые корабли Тихоокеанской эскадры. В ходе опытов дальность полета мины достигала 70 шагов.
Менялась тактика наступления - изменялись принципы ведения оборонительного боя. Так, после понесенных потерь в период первых открытых атак крепости Порт-Артур японцы перешли к тактике ночных атак. В августовские дни 1904 года, в продолжении недели, беспрерывно и днем, и ночью генерал Ноги вел наступление: «Маневры, сложные и обширные, велись при солнце, при луне и при свете прожекторов». В это время русские инженеры развернули и впервые применили на угрожаемых участках систему прожекторов. С кораблей Порт-артурской эскадры заранее было снято 23 прожектора, которые разместили на 18 различных опорных пунктах обороны.
Русская армия оказалась новатором и в технике использования прожекторов. Японская артиллерия свирепо бомбардировала русские позиции. Одна за другой умолкали русские батареи, казалось, что японцы заставили их замолчать. С приближением ночи японское командование готовило пехотную атаку, предвкушая успех. Казалось, все на стороне японцев, даже погода. Поднявшаяся буря обещала «обеспечить» бездействие русских прожекторов – дождь и ветер существенно снижали эффективность их применения. Развернув ночное наступление, Ноги поставил перед артиллеристами конкретную задачу – подавить уцелевшую артиллерию противника на участке наступления и вывести из строя прожектора.
Похоже, попытка удалась. Прожектористы подождали, пока японский снаряд не разорвался на линии зрения между ними и неприятелем, и выключили фонарь, что убедило японцев в уничтожении прожекторного расчета. Так были «повреждены» три центральных прожектора. Уничтоженные ранее батареи, поврежденные прожектора, ночь и буря вселили японцам надежу на успех. После полуночи они организуют самую отчаянную из одиннадцати атак, предпринятых ими за всю неделю непрерывных боев. Когда густые колонны атакующих были уже на полпути к линии обороны русских, свет от трех «поврежденных» прожекторов сошелся в одной точке и обрисовал силуэты солдат японского отряда. В этот же момент батареи открыли огонь из всех орудий. Одновременно два батальона сибирских стрелков бросились в контратаку и почти полностью  уничтожили два передовых полка японцев.
Опыт специальных прожекторных подразделений был тотчас воспринят мировыми державами и перенесен в свои войска.
Еще одно научное открытие, уже из области медицины: звуковой метод измерения артериального давления тоже родился на полях сражений  русско-японской войны.
Молодой хирург Военно-медицинской академии Н. Коротков добровольцем ушел на фронт. Он служил ординатором в военно-полевом госпитале в Харбине и видел, как хирурги, чтобы спасти человека, получившего огнестрельное ранение крупных артерий, ампутировали руки, ноги. Н. Коротков, потрясенный увиденным, начал искать способы, как можно помочь раненому, не калеча его. Он тщательно «прослушивал» сосуды с помощью фонендоскопа и обнаружил закономерность между звуками, которые появляются при определенном изменении давления крови в сосуде.
Это открытие получило общепризнанное название - «Звуки Короткова».
Немало книг написано об истории становления подводного флота России. Однако  мало кто акцентирует внимание на том, что именно во Владивостоке впервые в России был создан отряд подводных лодок как боевая единица. Практически все лодки, имевшиеся в наличии в стране к началу русско-японской войны, были направлены на Дальний Восток. Здесь они были сведены в «Особый отряд миноносцев» - согласно приказу командира Владивостокского порта № 1088 от 21 декабря 1904 г.
В мае 1904 года в Кронштадте шкипер дальнего плавания капитан 1 разряда Л. Роозен предложил метод борьбы с новым классом кораблей - подводными лодками, который заключался в разбрасывании противолодочных сетей в районах прохода неприятеля. Для этого предлагалось воспользоваться усиленными  рыбацкими  сетями.
По распоряжению Морского технического комитета была набрана бригада опытных финских рыбаков, которую направили на театр военных действий, во Владивосток.
Противолодочные сети, сплетенные ими, подвешивали на буйках. Сети не один раз подвергали проверке в реальных условиях. Так, 27 марта 1905 г. участие в испытаниях принимала подлодка «Сом». Погрузившись на глубину 12 метров, она набрала ход в 6 узлов и влетела в сеть. Даже порвав ее, она почувствовала мощное сопротивление,  потеряла управление. Это лишний раз подтвердило тот факт, что работы ведутся в нужном направлении.
В ходе дальнейших опытов удалось добиться необходимой прочности и конфигурации сетей, которые стали называть «сетями Владивостокского образца». Они способны были крепко наматываться на гребные винты подводных лодок, вынуждая  их всплывать.
С началом военных действий эти сети были выставлены на входе в пролив Босфор-Восточный со стороны Уссурийского залива. Это направление считалось наиболее  вероятным для проникновения японских подводных лодок.
Сегодня мы перелистнули еще одну страницу, для многих неизвестную, в многотомной истории русско-японской войны 1904-1905 гг. Хотелось, чтобы ее тоже запомнили.