А у нас трубопровод. What?

Очертания будущего нефтепровода от месторождений Восточной Сибири до берегов Тихого океана верно, но медленно приобретают отчетливость. Сейчас какая-никакая ясность имеется только с начальной точкой – в ее качестве выбран все-таки Тайшет Иркутской области, который предпочли Ангарску, находящемуся слишком близко к священному морю Байкал. Все остальное зыбко. Михаилу Ходорковскому, предлагавшему тянуть трубу в китайский Дацин, сейчас не до нефти, Москва его вариант отвергла. Налицо новый этап лоббистского соперничества: губернатор Сергей Дарькин выступает за прокладку трубопровода в Приморье, будь то Перевозная или Находка, а его хабаровский коллега Виктор Ишаев – в возглавляемый последним регион. С другой стороны, параллельно идет похожее «перетягивание каната» между потенциальными инвесторами - странами, заинтересованными в поставках российской нефти. Япония приняла решение форсировать процесс, дабы инициативу не перехватили США или КНР. Но обо всем по порядку.

27 июль 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1595 от 27 июль 2004
Очертания будущего нефтепровода от месторождений Восточной Сибири до берегов Тихого океана верно, но медленно приобретают отчетливость. Сейчас какая-никакая ясность имеется только с начальной точкой – в ее качестве выбран все-таки Тайшет Иркутской области, который предпочли Ангарску, находящемуся слишком близко к священному морю Байкал. Все остальное зыбко. Михаилу Ходорковскому, предлагавшему тянуть трубу в китайский Дацин, сейчас не до нефти, Москва его вариант отвергла. Налицо новый этап лоббистского соперничества: губернатор Сергей Дарькин выступает за прокладку трубопровода в Приморье, будь то Перевозная или Находка, а его хабаровский коллега Виктор Ишаев – в возглавляемый последним регион. С другой стороны, параллельно идет похожее «перетягивание каната» между потенциальными инвесторами - странами, заинтересованными в поставках российской нефти. Япония приняла решение форсировать процесс, дабы инициативу не перехватили США или КНР. Но обо всем по порядку.
«Татарский» ход Ишаева
Вернувшись из Москвы в начале июля, губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев рассказал прессе о своих планах лоббировать в правительстве РФ и администрации президента маршрут нефтепровода из Восточной Сибири на побережье Татарского пролива (конечный пункт либо в Ванинском, либо в Совгаванском районе). Опытный политик, Ишаев заручился поддержкой президента «Роснефти» Сергея Богданчикова, которому хотелось бы видеть нефтепровод максимально приближенным к Комсомольску-на-Амуре, где базируется нефтеперерабатывающий завод названной компании. Среди козырей хабаровского губернатора – меньшая стоимость строительства нефтепровода по сравнению с приморским вариантом. Тянуть трубу на юг – это, по мнению Виктора Ишаева, лишняя тысяча километров и дополнительный миллиард в «зеленом» исчислении. Известно, что губернатор Хабаровского края уже «прокачивал» вопрос на Старой площади, встретившись в Москве с заместителем главы администрации президента - помощником президента Игорем Сечиным.
С другой стороны, приморский губернатор Сергей Дарькин был и остается активным сторонником размещения конечного пункта нефтепровода именно в нашем крае. Согласно рейтингу столичного Агентства экономических новостей, по своим лоббистским качествам губернаторы Приморья и Хабаровского края примерно сопоставимы, несмотря на сравнительную политическую молодость Дарькина. Так что посмотрим, чьи аргументы найдут в Москве большее понимание.
Китай нам друг, Япония дороже?
Пока губернаторы перетягивают «нефтепроводное одеяло» на себя, не дремлют и заграничные соседи. Япония, на сегодняшнем этапе почти целиком зависящая от поставок нефти с Ближнего Востока, кровно заинтересована в российских углеводородах. Именно поэтому Токио решил предоставить российской госкомпании «Транснефть», которая и должна строить нефтепровод, 77,6 млн. долларов на проведение исследования проекта «Тайшет–Находка» («Тайшет – Перевозная»). Исследование планируется провести летом, проектную документацию подготовить в начале 2005 года. Возможно, Япония предполагает, что выделение этих средств подтолкнет Россию к решению в пользу именно восточного варианта, а прежние договоренности с Китаем так и останутся на бумаге.
Вряд ли Поднебесной империи это понравится – ведь Китай уже истратил определенные суммы на подготовку документации в рамках соглашения о прокладке трубопровода Ангарск – Дацин. Под угрозой оказалось не только строительство трубопровода, но и поставки нефти в Китай по железной дороге (сегодня крупнейшим отечественным экспортером нефти в КНР является компания «Юкос»). Возможное банкротство «Юкоса», пишет китайская газета «Хуанцю жибао», «будет сильнейшим ударом по китайскому нефтяному импорту». Очередной контракт с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией и компанией «Синопек» на поставку нефти в Поднебесную по железной дороге был подписан «Юкосом» совсем недавно, в марте. Согласно этому документу в 2004 году в Китай должно уйти 6,41 млн. тонн нефти, в 2005-м  – 8,5 млн, а к 2006 году поставки должны возрасти до 15 млн. тонн (всего на 5 млн. меньше, чем могло бы поставляться по пресловутому нефтепроводу). Китайцы боятся, что проблемы с «Юкосом» не дадут и этим планам сбыться.
Политика здесь неуместна!
Как уже сообщал «В», 13 июля во Владивостоке прошли общественные слушания по обоснованию инвестиций в строительство нефтепроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан. На повестке дня: маршрут Тайшет –Казачинское – Тында – Сковородино – Хабаровск – бухта Перевозная протяженностью 4118 километров с диаметром трубы 122 сантиметра. Нефтепровод должен пройти по территории семи субъектов федерации, строительство предположительно займет три года.
Подобные мероприятия проходят и в других заинтересованных городах. В Хабаровске, например, именно на аналогичных общественных слушаниях представители «Транснефти» раскритиковали озвученный выше «татарский» проект Виктора Ишаева. Рабочая группа государственной нефтяной компании специально побывала в Ванино, но не вдохновилась: зимой замерзает акватория, а летом части ТОФ устраивают стрельбы и вообще закрывают порт.
И все-таки решающее слово - за федеральной властью. В ходе недавней селекторной пресс-конференции полномочный представитель президента России в ДВФО Константин Пуликовский так ответил на соответствующий вопрос корреспондента «В»: «Расположение конечного пункта трубопровода должно определяться не политиками, а максимальной экономической целесообразностью. Окончательного решения пока нет. Трубопровод пойдет так, как будет наиболее целесообразно, без лоббирования интересов тех или иных наших регионов».