Надолго со светом не останемся

Энергетический кризис в Приморье, заставивший жителей края испытать на себе все прелести пещерного образа жизни и быта, породил огромную социальную напряженность и небывалый интерес к этой проблеме. Сегодня напряженность как будто спала, но энергетики предупреждают: о завершении кризиса говорить пока рано. Даже если Москва предпримет самые действенные меры и поменяет всю систему управления ТЭКом, генерирующие мощности, транспортирующие сети и подстанции, находящиеся без должного ремонта на протяжении нескольких лет, могут вскоре попросту выйти из строя.

19 июнь 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №159 от 19 июнь 1997

Энергетический кризис в Приморье, заставивший жителей края испытать на себе все прелести пещерного образа жизни и быта, породил огромную социальную напряженность и небывалый интерес к этой проблеме. Сегодня напряженность как будто спала, но энергетики предупреждают: о завершении кризиса говорить пока рано. Даже если Москва предпримет самые действенные меры и поменяет всю систему управления ТЭКом, генерирующие мощности, транспортирующие сети и подстанции, находящиеся без должного ремонта на протяжении нескольких лет, могут вскоре попросту выйти из строя.

Когда погаснет лампочка Ильича?

Пока не будет сполна выплачена заработная плата работникам энергетической отрасли, о нормальном техническом состоянии ТЭКа говорить как-то кощунственно. Но ведь и поддержание оборудования в рабочем состоянии входит в стоимость тарифов - использование устаревшего, замена вышедшего из строя оборудования требует все больше денег. О какой реконструкции и о каком развитии энергетики можно в данном случае говорить?

Вопрос о том, сколько еще проработает энергетическая отрасль края без серьезных аварий в условиях отсутствия денежных средств на ремонт и реконструкцию, не дает спокойно работать всем энергетикам. Сегодня никто из них не может сказать, когда мы начнем вновь сидеть сутками без света уже не по экономическим, а по сугубо техническим причинам. Но в том, что это случится, энергетики почти не сомневаются. Об этом свидетельствуют все учащающиеся аварии на электростанциях и электрических сетях. Подобный вариант развития событий предсказывал на своей пресс-конференции и первый замминистра топлива и энергетики Сергей Кириенко. “Это будет уже не структурный, а чисто технический кризис, и никакая реорганизация здесь не поможет,” - заявил он журналистам.

Денежный ручеек, от которого хоть как-то питаются предприятия энергетики, течет через оптовых перепродавцов, от финансового состояния которых зависит работа всего топливно-энергетического комплекса. Но и они переживают сегодня не лучшие времена. В качестве наглядного примера можно привести одно из крупнейших предприятий такого рода в Приморье - 25-е государственное предприятие электрических сетей ВМФ России. Именно на флотских энергетиках лежит обязанность бесперебойно снабжать электричеством военные объекты, круглосуточно охраняющие морские и сухопутные рубежи России.

Кроме того, предприятие обеспечивает жизнедеятельность воинских частей Владивостока, гражданского и военных аэропортов в Артеме и Хороле, снабжает электричеством весь остров Русский. Понятно, что главная задача военных энергетиков - не допустить на своих линиях и подстанциях аварий, которые могут привести к отключению этих объектов. Но для того чтобы поддерживать эти энергосистемы на должном уровне, нужны большие средства.

У энергетиков денег нет, у военных - тем более

Военные энергетики сегодня без денег “в квадрате”. К 1993 году 80 процентов оборудования и линий электропередачи, находящихся на балансе

25-й электросети, выработали свои ресурсы, количество аварий изношенного оборудования достигло критической отметки, и все усилия работников предприятия фактически свелись только к тому, чтобы устранять их последствия. Не хватало специального оборудования, из-за невысокой зарплаты и отсутствия социальных гарантий с предприятия увольнялись квалифицированные специалисты.

Тем не менее сегодня директор

25-го предприятия электрических сетей ВМФ Владимир Черников считает финансовое состояние своей “фирмы” достаточно стабильным, что не противоречит материалам недавней аудиторской проверки.

- Хотя плату за отпущенную электроэнергию бюджетным потребителям, составляющим более 90 процентов объема потребления, в последний раз получили в июне прошлого года и ее хватило только для того, чтобы выплатить треть месячного фонда оплаты труда работников предприятия, - говорит Владимир Черников. - Тут присутствует финансово-экономический фокус. Потребители обязаны оплачивать электроэнергию по тарифам, установленным региональной энергетической комиссией края. Этой же комиссией утверждаются уже заложенные в тариф затраты предприятия по доставке и переработке электроэнергии. Однако порядок оформления денежных зачетов предусматривает погашение задолженности только “Дальэнерго”. Оно, в свою очередь, производит зачет задолженности нам. А так как зачет не является деньгами в прямом смысле, средства, предназначенные для организации и обслуживания перетока электроэнергии, поступают на счет производителя в качестве предоплаты. Так что “Дальэнерго” бывает нам еще и должно.

- В таком случае, за счет каких средств обеспечивается производственная деятельность предприятия, как вы поддерживаете в рабочем состоянии оборудование и не допускаете аварий?

- Сложный вопрос. В 1993 году, когда формировались правовые основы рыночной экономики, а производственная база предприятия пришла в плачевный вид, мы приняли ряд кардинальных решений по выходу из кризиса, начиная с технологии поиска повреждений, технического состояния оборудования, общественно-производственных отношений и заканчивая повышением уровня материальной заинтересованности работников. Вводили новые технологии, создали свои обеспечивающие службы: строительную, ремонтную и т. п.

Этот комплекс мероприятий позволил предприятию выйти на рынок труда и услуг, самостоятельно зарабатывать деньги и на нужды основной производственной деятельности, и на развитие производственной базы и в конечном счете выполнять поставленные перед нами задачи в условиях хронических неплатежей. Ну и, конечно, кое-каким подспорьем служат немногочисленные коммерческие потребители, предлагающие в основном “бартер”.

- И тем не менее зарплату у вас задерживают, как и на других предприятиях энергетического комплекса...

- Да, задержки на 2-3 месяца, как и везде в государственном секторе. Это наша общая беда. Но квалифицированных специалистов сохранять удается, так как на предприятии действует программа социальных гарантий и льгот, закрепленных коллективным договором.

Работа московских комиссий - лишь передышка

Тем не менее, несмотря на достаточно стабильное положение его предприятия, руководитель 25-го ГПЭС считает, что на данном этапе у приморского ТЭКа нет никаких перспектив выхода из создавшегося цейтнота.

- Сегодняшняя ситуация напоминает перетягивание каната, в котором соревнуются Минтопэнерго и приморский ТЭК, - говорит Владимир Черников. - Нашли деньги на зарплату угольщикам - три месяца передышки, до следующего раунда... Для кардинального решения вопроса нужна не только политическая воля, но и конкретная, предсказуемая, планомерная и последовательная экономическая концепция использования и развития энергетического потенциала всей страны, с учетом особенностей промышленно-экономического состояния и развития регионов. Ведь сегодня мы провели взаимозачет через Москву и вроде бы ничего “Дальэнерго” не должны, но завтра мы опять погрязнем в новых долгах до следующего взаимозачета...

В самом “Дальэнерго” уже несколько лет подряд срываются графики и намечаемые объемы ремонта. У энергетиков нет средств на приобретение и транспортировку из западных регионов страны запасных частей и материалов. В следующем году заканчивается моторесурс агрегатов Партизанской ГРЭС, которой уже 43 года. По плановым показателям через несколько лет будет полностью изношена большая часть оборудования на Артемовской ТЭЦ, Приморской ГРЭС и Владивостокской ТЭЦ-2. Поэтому и происходят многочисленные аварии. Из-за отсутствия финансирования приостановлено строительство ТЭЦ в Уссурийске, дополнительных энергоблоков на Приморской ГРЭС и нового котла на Владивостокской ТЭЦ-2, нет возможности даже заменить уже купленную турбину на Партизанской ГРЭС. Магистральные сети тоже устарели до крайности. Строительство ЛЭП-500 от подстанции “Дальневосточная” до Владивостока не ведется из-за отсутствия средств.

Получается, что вся цепочка энергоснабжающих организаций в Приморье поражена единым вирусом: всеобщие неплатежи полностью лишили их возможности не только вовремя платить зарплату, но и развивать и поддерживать в надлежащем состоянии свои системы. И если организации, перерабатывающие и передающие электроэнергию потребителям, еще хоть как-то справляются с финансовым кризисом, открывая побочные производства и манипулируя ценными бумагами, то энергоснабжающие организации в силу специфичности своего производства не могут этого сделать и продолжают катиться в сторону полного энергетического краха. Так что жителям Приморья можно не обольщаться, несмотря на громогласные заявления московских комиссий, энергетический кризис в крае не разрешается. Его не решить без всеобъемлющей федеральной программы, он просто загоняется в угол и еще даст себя знать многочисленными авариями и многочасовыми отключениями света. Вопрос только - когда?