С царем держи ухо востро!

Ему присущи лучшие человеческие качества - ум, мужество, благородство. Перед ним, как писали древние поэты, склоняется каждая тварь. Он - царь зверей. Лев! Увидеть, на что способно это великолепное животное, владивостокцы и гости города могут, если придут в цирк. На арене - африканские львы!

18 июнь 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1574 от 18 июнь 2004

Ему присущи лучшие человеческие качества - ум, мужество, благородство. Перед ним, как писали древние поэты, склоняется каждая тварь. Он - царь зверей. Лев! Увидеть, на что способно это великолепное животное, владивостокцы и гости города могут, если придут в цирк. На арене - африканские львы!

Народный артист России Николай Сквирский более 30 лет работает со львами. Его аттракцион уникален даже по современным меркам.

- Уникальность номера, - говорит Николай Яковлевич, - не только в сложных трюках, но и в самом подходе к номеру, в его подаче. Трюк - не самоцель, а составляющая.

Работать со львами - дело непростое. Обратите внимание, читатель, в России с хищниками работают многие. Но со львами - единицы. За рубежом та же картина.

- С тиграми, - поясняет Николай Сквирский, - проще, если так можно выразиться. Они более динамичны, сами встают на задние лапы. Для тигра жизнь - движение. А у льва - наоборот. В саванне много не побегаешь, там нужно набираться сил. Они лежат, отдыхают 20-22 часа в день, охотятся час-два, и снова - лежат. Посадить льва или поставить на задние лапы - целое дело. А уж заставить двигаться, если он не хочет…

Кроме того, львы - единственные кошачьи хищники, которые живут семьями - прайдами. Они рациональны, умны, в прайде распределены все обязанности - кто охотится - это, как правило, львица, кто сидит в засаде. И если тигр идет на дрессировщика один, то львы - всей семьей.

В аттракционе Сквирских - шестеро львов и одна львица. Обойтись однополыми животными невозможно. Оказывается, в период возбуждения лев становится невменяем. К нему не то что приближаться, даже к клетке подходить опасно. Кроме полового инстинкта, все отключается. И если нет самки, если нет возможности удовлетвориться, работать с ним невозможно…

Вообще дрессировка львов - это не дуэль интеллектов или характеров, а взаимоуважительный поиск путей сотрудничества, - продолжает Николай Яковлевич. - Со львом всегда нужно помнить, работая, что перед тобой - дикое животное. К некоторым своим зверям я никогда не подхожу на расстояние удара лапой. Убьют! Лев лапой убивает лошадь, одним ударом. В удар хвостом вкладывается 200 килограммов, мало не покажется… Когти у них - как рыболовные крючки, даже если случайно заденет, травмы очень серьезные. В том числе и потому, что на когтях льва остается трупный яд и любая нанесенная им рана может обернуться заражением крови…

Николай Яковлевич показал свои руки - испещренные шрамами, но руки - это так, мелочи… Дважды дрессировщик был серьезно ранен своими питомцами, считай, на том свете побывал и вернулся. Несколько раз от верной гибели его спасал «ручной» лев - Портос.

- Ручной лев, - поясняет Сквирский, - большая удача для дрессировщика. Он становится другом, позволяет делать с собой буквально все. Но это не результат дрессировки, это просто удача. Ручному льву легко можно голову в пасть положить. Именно поэтому такой простой трюк, трюк, в котором нет ни капли моей заслуги, я никогда не использовал в своих представлениях. Даже когда был жив Портос. Сегодня у меня хорошие отношения с Атей, львицей. Но такой степени доверия, как с Портосом, нет…

Кстати, в аттракционе Сквирских (ныне на манеж вместе с отцом выходит дочь Надежда) львы пенсионного возраста продолжают выходить на арену. Они уже не принимают активного участия в представлении, но расставаться с животными, отдавать их в зоопарк или зооцирк Николай Яковлевич не хочет. И потому в его «неволе» львы живут дольше, чем на свободе, - до 19-22 лет…

- Лев - это источник постоянной опасности, как автомобиль. И с ним - как за рулем - надо быть бдительным, внутренне собранным. Мы знаем каждое свое животное - кто на какое расстояние выбрасывает лапу, кто способен на какую пакость. Дрессировщик должен приспосабливаться к жизненным обстоятельствам. Но это отнюдь не главное. Главное - врожденная, свыше данная, если хотите, способность работать с животными, талант, ну вот как умение писать настоящие стихи или создавать живописные шедевры, - рассказывает Николай Яковлевич. - Это даже по наследству не всегда передается. Вот моя младшая дочь - прекрасная артистка, но со львами работать не может. Нет у нее дара, петушиного слова, назовите как хотите… Ко мне, бывает, приходят люди - молодые, красивые, желающие стать дрессировщиками. И я готов им помогать, потому что помню, как мне в свое время было трудно пробиться, готов делиться знаниями. Но… Дар либо есть, либо нет. Животные, кстати, это очень хорошо чувствуют. И льнут к тому, слушаются того, кто имеет этот талант. Что еще нужно? Кураж… И обязательно - благоразумное мужество, я бы сказал, перефразировав Сенеку.

Во время выступления Сквирских царственные звери легко, послушно перелетают с тумбы на тумбу, выполняют команды, сложные трюки… Искусству дрессировщика рукоплескали во многих странах Европы и Азии (вот и сейчас цирк во Владивостоке проездом). Но оптимизма у Николая Яковлевича будущее не вызывает…

- Жанр дрессировки диких животных вообще умирающий. Я говорю это объективно. Судите сами - из цирка исчезли жокеи, эксцентрики, стало очень мало воздушных гимнастов. Развивается то, что востребовано на Западе, что приносит заработки. В нашей стране цирк перестали считать искусством, как бы горько это ни звучало. Как-то он перешел в разряд зрелищ для детей. А ведь это вовсе не так! Цирк - высокое искусство, которое не тиражируется, которое невозможно подделать, показать под фонограмму. Каждый раз мы работаем на все 100 процентов, потому что уважаем зрителя. Наше искусство делает человека добрее и искреннее. Ведь выходя из цирка, люди улыбаются…