Цирк – не детское дело

Гремит ритмичная музыка, отражаются тысячами искр разноцветные огни в воде, артисты на манеже задорно, истово выполняют номер – цирковая программа идет как по маслу, без сучка и задоринки. И мы, зрители, весело и от души аплодирующие, смеющиеся, оставившие на два часа все проблемы и горести, как всегда, забываем о том, что вот эта легкость, это “как по маслу” – результат труда, таланта и фантазии одного человека. Режиссера.

21 май 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1559 от 21 май 2004

Гремит ритмичная музыка, отражаются тысячами искр разноцветные огни в воде, артисты на манеже задорно, истово выполняют номер – цирковая программа идет как по маслу, без сучка и задоринки. И мы, зрители, весело и от души аплодирующие, смеющиеся, оставившие на два часа все проблемы и горести, как всегда, забываем о том, что вот эта легкость, это “как по маслу” – результат труда, таланта и фантазии одного человека. Режиссера.

- Ну что вы! – сразу же охлаждает мой пыл Анна Халикназарова, режиссер программы “Водная феерия”, что сейчас гастролирует во Владивостоке. – Одна я просто не в состоянии сотворить то чудо, которое мы дарим зрителю каждый день. У нас большой мобильный коллектив, и все – от артистов до осветителей и костюмеров – вносят свой большой вклад в то, чтобы представление получилось таким, каким вы его видите: ярким, зрелищным, настоящим шоу. Мы – творческое содружество. И каждый отдает цирку все силы.

- Когда идет представление, где находится режиссер?

- Везде. И в центральном проходе, и за кулисами, и в зале – везде, где нужно.

- А если случаются накладки, вас это мобилизует?

- Да, теряться-то некогда. Шоу должно продолжаться, и зритель не должен ни о чем догадаться. Как-то в Будапеште коверный получил травму во время представления. Ну что делать? Загримировалась и вышла на манеж. Благо, работала коверным около шести лет…

- Почему вы ушли с манежа и стали режиссером?

- Ну, мне уже не 20 лет. На манеж, к зрителю, должны выходить молодые. А уйти из цирка я не могу. Однажды сюда попав, люди уже не уходят. К цирку прирастаешь кожей, мясом, здесь работают фанаты.

- Что для вас современный цирк?

- Это очень большое понятие. Раньше основной упор делался на трюк как спортивный жанр. Сегодня трюк не утратил своего значения, но он должен быть соответствующим образом оформлен. При этом эффекты не должны заслонить собой трюк. Цирковые программы не стоят на месте. Все время что-то улучшается, меняется, идеи рождаются каждую минуту, а сочетание опыта Яны Шевченко, художественного руководителя “Водной феерии”, моего, моих коллег, вдохновения и горения молодых артистов дает потрясающие результаты.

- На какого зрителя вы ориентируетесь? Считается, что в основном в цирк ходят дети.

- Неправда. Конечно, цирк и для них тоже, но только для детей – нет. “Водная феерия” делается так, чтобы интересно было всем.

- Во время представления вы привлекаете зрителей. Не боитесь, что никто не выйдет или на этот случай в зале есть подсадка?

- Да что вы! Нам иногда приходится отбор проводить, особенно летом. Смельчаки всегда найдутся.

- Я знаю, что вы плотно работаете с клоунадой. Все, кто видел программу, отмечают: клоуны смешные, но не пошлые. Как вам это удается?

- Вот так я вижу смешное. Юмор не должен быть до примитивизма прямым, хамским, ниже уровня гениталий. Для меня это неприемлемо. И для ребят-коверных – тоже. Наши коверные – Андрюша Смирнов и Альберт Перумов – очень перспективные, талантливые ребята. Совсем молодые – им по 20 с небольшим лет, а уже владеют и акробатикой, и жонглируют, и на моноциклах работают. Молодцы, с ними творить вместе – одно удовольствие. Кстати, средний возраст наших артистов – 25 лет.

- Как рождается клоунская реприза?

- Один из моих педагогов в ГИТИСе говорит: режиссер должен уметь видеть и слышать. И это не так просто, иногда смешное вокруг нас, мы просто его не замечаем. Реприза должна быть понятной зрителю. Задача режиссера при постановке нового номера – донести свою мысль до актера, точно поставить перед ним задачу. И тогда уже актер вживается в образ и играет, а не наигрывает. В этом залог успеха.

- Реприза с неработающей водяной колонкой во Владивостоке проходит “на ура”.

- Да, но это не специально. Давно существующая реприза просто очень удачно вписалась в проблемы Владивостока…

- Если попадается трудный зал, вы меняете программу по ходу?

- У нас не бывает трудного зрителя. Публика всегда хорошая. Когда я только начинала выходить на манеж, мне наши мэтры говорили: Аня, смотри в зал. Там обязательно найдется зритель с добрым, искренним лицом. И даже если у тебя что-то не получается, работай для него. Так вот у всех наших зрителей – добрые лица. И мы работаем для них!

ДОСЬЕ "В"

Анна Халикназарова не из цирковой семьи. В цирк попала после окончания хореографического училища, занималась джигитовкой, танцевала на проволоке, была коверным, окончила цирковое училище и сейчас доучивается в ГИТИСе – по специальности “режиссер”. Всего в цирке более 20 лет.