И в Африке не скучно…

Выставка Владимира Погребняка открылась в галерее «Арка».

14 май 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1555 от 14 май 2004

Выставка Владимира Погребняка открылась в галерее «Арка» 

Принято считать, что персональная выставка – всегда повод для треволнений: как примет публика сделанное, что скажут коллеги по цеху и проч. С Погребняком иначе. Персоналок за всю свою сорокалетнюю с хвостиком жизнь у него всего лишь две – первая в 1997 году состоялась в «Артэтаже». И вот вторая. Групповых – почти три десятка. Но не готовился никогда он к ним заранее, не писал, что называется, к сроку. Просто работал, много, взахлеб, можно сказать, без разбора.

Признается:

- Каждый день иду в мастерскую, беру кисть в руки - и за работу. Каждый день должен быть проведен не зря. Приходит время, картины накапливаются, если выставка – в накопленном обязательно найдется, что показать. Бывает разное настроение – мрачный период сменяется жизнерадостным. Все идет циклами. Сейчас на пороге лето, я и предложил яркий, очень радостный цикл…

Надо отметить, что на открытии яблоку негде было упасть и среди множества вернисажей этот выделялся, пожалуй, какой-то веселой кутерьмой, которая царила и вокруг художника, и в общем, в зале. Художника рвали на части журналисты  и друзья, остальные тем временем «выбирали» картины – на вкус и цвет, благо, выставка такую возможность предоставила вполне. Более 37  работ приковывают красным, оранжевым, желтым цветами. Без каких бы то ни было полутонов. Погребняк не только цветом, но и манерой – примитив – заявляет о своей жизнерадостности.

Что тема и что сюжет? Владимир считает, что все важно и все главное: и сюжет, и пластический ход, и идея. Его задача в том, чтобы переработать материал, предоставленный жизнью.

- Человек ведь рожден для чего-то. Каждый. Многие ленятся и не желают развивать свой дар.  Они едят, спят, ходят на работу, и им достаточно. Хотя и скучно. Но по большому счету задача индивидуума в самореализации, неважно, в какой области. У меня получается через краски, - говорит художник. – Раньше думал, что буду петь. Но сильно волновался, когда выходил на сцену, едва ли не голос терял. В тиши мастерской стало ясно – это и есть мое…

Теперь он поет в дружеской компании и в полном соответствии с философским понятием времени его не наблюдает, когда занимается любимым делом. В мастерскую заходит - и к мольберту, через несколько часов обнаруживает, что день клонится к вечеру, парадные брюки, которые забыл сменить на рабочие, заляпаны краской, а обед снова безнадежно пропущен.

Этим, собственно, все и сказано. Добавить остается разве то, что этот трудоголизм - главная причина творческой метаморфозы, приведшей художника от классического рисунка, которому его учили в художественном училище, потом в институте, к примитиву - в самом хорошем смысле этого слова. Погребняк перестал быть жрецом высокого искусства и начал говорить о себе, мире,  окружающей жизни простым языком весельчака, прирожденного юмориста. Самоопрощение позволило выражаться упрощенной же пластикой, конкретной линией, цветовым пятном. В полотнах художника - толпа персонажей – простых людей и он сам в том числе.

– Можно, конечно, все разложить по полочкам искусствоведческим языком, - говорит Владимир. – В моих работах есть нечто от матиссовского примитивизма, от дадаизма. Но зрителю важны не термины. Я предлагаю форму, которую выбрало мое подсознание. Форму, в которую я «одел» мир.

…Формы по большому счету просты и универсальны: зебры в Африке, верблюды в пустыне. Город или деревня – не все ли равно? Ему не скучно в Андреевке на творческой даче, есть чем заняться в городе. Денег надо ровно столько, чтобы хватало на еду и краски. Все остальное – самоедство. Когда-то в 80-х Владимир был одним из тех, кто вошел в знаменитую группу «Штиль». Художники, которым хотелось говорить другим, нежели в официальном советском искусстве, языком, начали выставляться вместе. Сегодня «штилевцы» разъехались по всему миру: Куценко - в Канаде, Макеев – в Китае, Симаков – в Питере. Кого-то уже нет на грешной земле… И снова нет поводов для грусти, да и что толку – это жизнь. Не лучше ли сделать еще одну выставку – «Штиль»? Она и откроется 17 мая в Доме художника. И снова, думается, в книге отзывов появятся слова: «Спасибо за живопись!».