Первая ласточка

Дети такие хорошие растут, утверждают оптимисты. Кошмарное поколение, возражают пессимисты. На самом деле, дети как дети - такие, какими мы, взрослые, их воспитываем. Или не воспитываем.

26 март 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1530 от 26 март 2004

Дети такие хорошие растут, утверждают оптимисты. Кошмарное поколение, возражают пессимисты. На самом деле, дети как дети - такие, какими мы, взрослые, их воспитываем. Или не воспитываем.

О спецшколе обычно рассказывают ужасы и пугают ею ребят. С одной стороны, правильно - ангелам там не место. С другой - начальник санаторно-оздоровительного лагеря «Моряк» Тамара Шпак, принявшая оттуда первого воспитанника, сказала: «Я бы с удовольствием взяла еще 300 таких Рябовановых, чем иного домашнего - печальный опыт есть». Кто же это такой, Сергей Рябованов?

Мы сидим в спальне на кроватях, и 15-летний мальчик, только что напряженно закрытый, понемногу раскрывается, вспоминая историю своей коротенькой пока жизни. «О родителях не спрашивайте, ладно?» - просит он. Сказал лишь, что в четыре года остался сиротой, стал жить с братом у бабушки. Видно, той непросто было справиться с пацанами, стали они убегать из дома. Ну а улица, как известно, до добра редко доводит. Пришлось Серегу в детский дом определить. Но волю-то успел познать, и показалась она очень привлекательной. «Я в детдомах дня по три проводил, потом убегал», - поведал мальчишка. Сколько же раз бегал? «Не считал, может быть, раз 50». За это время все было: пил, клей нюхал, воровал. В 13 лет по решению суда попал в спецшколу. Говорит: «Повезло. Иначе бы на «малолетку» загремел, а это страшно».

Рассказали в лагере, что как-то услышали разговор Сергея с другим отдыхающим. «Сейчас зажигалку нюхаешь, потом на клей перейдешь, - говорил он. - Бросай немедленно и поверь мне, через все это прошедшему, - до добра такое не доводит». За два года жизни в изоляции стал этот мальчик немного философом. «Я много думал, зачем от бабушки бегал, зачем воровать начал? Теперь жалею». Он очень скучает о бабушке, с которой не виделся больше двух лет. Когда в лагере ему разрешили позвонить в Находку, говорят, эмоции мальчишку переполняли. Впрочем, как и тогда, когда узнал, что именно он станет первым воспитанником спецшколы, получившим путевку на отдых. «Ты хоть понимаешь, как волнуются в школе, отпустив тебя сюда?». - «Понимаю. И не подведу - убегать не собираюсь». Ему нельзя самостоятельно выходить за территорию, смотрит «на волю» через забор или окно. И при этом говорит: «Интересно! Совсем не такая жизнь, как за стенами школы, - там все привычно».

Этот мальчик сказал, что несмотря на достаточно жесткое мужское окружение в школе, он не изменился: «Я никогда не любил драться, только по необходимости». - «А что в девушках ценишь?» - «Прежде всего характер. Чтобы любила не из-за денег. Доброту и красоту». - «На кого должна быть похожа твоя девушка?» - «На бабушку. Не подумайте, мама тоже была добрая, ласковая… Но на бабушку».

На прощание сказал: «Надо было подрасти, чтобы осознать: пить, нюхать, брать чужое - это дорога в пропасть».