Свободный художник с богатым прошлым

Исполнитель авторской песни Леонид Сергеев, собирающий полные залы поклонников своего творчества, не считает себя ни певцом, ни артистом.

12 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1507 от 12 февр. 2004

Исполнитель авторской песни Леонид  Сергеев, собирающий полные залы поклонников своего творчества, не считает себя ни певцом, ни артистом.

- Леонид, какой вопрос журналистов считаете самым занудным?

- Был период, когда в каждом втором интервью спрашивали: “А какой вопрос вы хотели бы задать самому себе?”. Обычно я отшучивался, отвечал что-то вроде: “Каждый день задаю себе вопрос: женат ли я?”.

- У вас появился шанс, раз и навсегда ответить на него.

- Я женат... (Шутя обреченно роняет голову на грудь).

- Насколько известно досужей прессе, ваша супруга профессор консерватории по классу фортепиано?

- А недавно она получила звание заслуженной артистки России!

- У вас не возникало попытки соединить эти полярные музыкальные жанры, которые сошлись в вашей семье?

- Такие попытки были. Жена садилась за рояль, я брал гитару, мы пели и играли дуэтом известные и малоизвестные песни. Получалось очень мило, но уж очень по-домашнему. Идея интересная, но мы не испытали порыва продолжить это, выносить на суд зрителей. Придет время, когда буду петь только романсы, мы тряхнем стариной.

- Так и будете петь их в кругу семьи?

- К счастью, в нашем семейном кругу от меня никто не требует песен, даже когда в доме гости. А то получится, как в том анекдоте, “а вокруг - станки, станки…”.  Своей дочери никогда не навязывали музыкальное образование.  Ирина Леонидовна четырнадцати годов от роду вдруг сама захотела научиться играть на гитаре. Девочка у нас упертая, Козерожка,  сидит по два часа, терзает гитару. Из-за ее двери доносится уже что-то связное, вроде: “Я тебя никогда не забуду, я тебя никогда не увижу”.

- Есть надежда, что дочь пойдет по вашим бардовским стопам?

- Это вряд ли. Ее больше увлекает зарубежная эстрада.

- К отечественной попсе вы привили стойкий иммунитет?

- Когда ей было четыре года, Иришка влюбилась во Влада Сташевского. Когда любовь продлилась недели две,  я заволновался. Пошел и купил для нее кассету с песнями Валерия Меладзе: “Дочь, влюбляйся лучше в этот голос!”. Она слушала-слушала, но не последовала отцовскому совету.

- Влюблять в свой голос сочли нескромным?

- Я же не певец. А  современная эстрада не в лучших своих проявлениях заполонила собой все пространство.  Я ничего не имею против нее, по большому счету. Хотя мне мало что нравится.  Шоу-бизнес не надо путать с искусством. Это средство выколачивания денег посредством красивых, легких пустышек. Все это имеет право на существование, но без перехлестов. Хотелось бы видеть все музыкальные жанры, представленные в равных долях.

- Вы согласны с мнением, что песенная поэзия рангом ниже поэзии как таковой?

- То, что воспринимает наше ухо, и то, что видят глаза, - суть два разных восприятия, даже когда разговор идет о поэзии. Когда я увидел первый посмертный сборник стихов Владимира Высоцкого “Нерв”, в котором просто взяли и напечатали песни как бы в стихотворном формате, я был в шоке. Ну это же разные вещи! Так же и народное признание можно загубить. Но, отвечая на ваш вопрос, скажу, что дело в настроении, в атмосфере. Прекрасное стихотворение, положенное на слабенькую музыку, да еще в бездарном исполнения, вряд ли может претендовать на шедевр. Мысль эту можно развивать далее...

- А приходилось когда-нибудь сочинять на заказ или к определенной дате, например, к юбилею..

- К шестидесятилетию Аркадия Арканова! Но это однодневки, не имеющие дальнейшей жизни. Спеты однажды - и все! В свое время для Казанского ТЮЗа написал песни для двух водевилей. И ничего из них в моем репертуаре не зацепилось. Мне кажется редким случай, когда музыка к фильму, песня к фильму становятся хитом сезона.

- Я бы вам возразила.

- И правильно сделаете. Потому что я имел в виду не тот исторический пласт, когда каждый новый фильм дарил новую песню. Сегодня этого почему-то не происходит…

- Некоторые ваши песни - маленькие спектакли. Учились где-то актерскому мастерству?

- Я не считаю себя артистом. Это другая ипостась, другое состояние.  Я скорее представитель художественной самодеятельности,  на хорошем, надеюсь, уровне. Правда, сейчас готовлю моноспектакль. Девятого марта состоится премьера в “Театре музыки и поэзии” Елены Камбуровой. Со мной работает профессиональный режиссер, профессор ГИТИСа. Гоняет меня,  требует результата как с настоящего артиста. И я чувствую, что мне не хватает сценической школы. Работаю на “нутре”, на природных эмоциях. Выручает некоторый опыт, приобретенный в Казанском театре студенческих миниатюр.

- Как вам кажется, у вашего “романа” с журналистикой возможно продолжение?

- У меня такое впечатление, что в области СМИ я попробовал почти все: газеты, журналы, радио. Даже с телевидением  слегка  соприкоснулся от корреспондента до главного редактора. А как начали давить нашу программу “Веселые ребята”, я предпочел уйти в свободное плавание, в котором счастливо пребываю до сих пор!