Пять грехов

Одно из самых громких уголовных дел уходящего года рассмотрела в Находке выездная коллегия краевого суда под председательством Сергея Скубовского. К 25 годам неволи приговорили жителя Находки Алексея Лякутина за убийство 6-летнего заложника.

11 дек. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1475 от 11 дек. 2003

Одно из самых громких уголовных дел уходящего года рассмотрела в Находке выездная коллегия краевого суда под председательством Сергея Скубовского. К 25 годам неволи приговорили жителя Находки Алексея Лякутина за убийство 6-летнего заложника.

«В» сообщал об этом чудовищном преступлении. 3 мая нынешнего года пропал 6-летний Рома Кобылянский. К поискам мальчика тут же подключились правоохранительные органы Находкинского ГУВД. Была составлена и распространена в краевых СМИ ориентировка с описанием примет пропавшего малыша. 5 мая мама Ромы получила записку, в которой неизвестный требовал в обмен на мальчика 7 тысяч долларов. 8 мая подозреваемый в похищении ребенка был задержан. 23-летний Алексей Лякутин признался, что похитил и убил мальчика. Утром 9 мая задержанный указал место нахождения своей жертвы. Тело мальчика было зарыто на дачном участке в прилегающем к Находке селе Голубовка.

Самой шокирующей во всей этой истории деталью было первоначальное предположение экспертизы о том, что мальчик был закопан живым. Следствие эту догадку опровергло.

По предварительным данным, мальчик знал своего будущего убийцу. Рома Кобылянский ходил в одну группу детского сада с дочерью Алексея Лякутина. Последний предложил Роме прокатиться на машине, и мальчик с легкостью согласился.

В ходе предварительного следствия было высказано предположение, что на момент получения матерью записки с требованием выкупа мальчик был уже мертв. Экспертиза и показания самого преступника эту версию подтвердили.

По словам Сергея Скубовского, подсудимый в ходе судебного процесса отказался говорить о мотивах преступления. Суд пользовался данными предварительного расследования. Из них следует, что Алексей Лякутин убил мальчика практически сразу после похищения. Смерть заложника наступила в результате удушения. У мальчика были связаны руки, во рту был кляп. Похититель накрыл лицо своей жертвы махровым полотенцем и перекрыл доступ кислорода к носоглотке до наступления асфиксии.

Две психиатрические экспертизы, проведенные в отношении подозреваемого, показали его полную вменяемость.

О преступнике известно, что он был холост, имел начальное профессиональное образование и работал докером в рыбном порту. Судили Алексея Лякутина сразу по пяти статьям – за убийство заложника и вымогательство, а также за прошлые грехи, в том числе за вооруженный разбой. В самом начале 2003 года докер стрелял в ограбленных им людей, но отделался тогда условной судимостью.

Судебный процесс над убийцей был открытым. Публика, не говоря о родителях, была уверена, что подсудимого приговорят к высшей мере наказания – пожизненному заключению. На «вышке» настаивала и обвиняющая сторона. Тем не менее председательствовавший на процессе Сергей Скубовский вынес относительно мягкий приговор – 25 лет заключения в колонии строгого режима. В качестве смягчающего вину обстоятельства судья назвал помощь подсудимого следствию. В частности, Алексей Лякутин указал на место захоронения мальчика и отдал наган, с которым он совершал разбойное нападение.

По словам Сергея Скубовского, окончательный вердикт по этому громкому делу вынесет Верховный суд РФ. На апелляцию скорее всего подадут родители покойного Ромы Кобылянского.