В Доме Облонских. Возможна ли в России здоровая политика?

Все смешалось в ходе нынешней парламентской кампании. Поневоле начинаешь тосковать по , когда у каждой политической силы было узнаваемое, яркое и впечатляющее лицо. Вспомним хотя бы 1993 год. Коммунисты - за Советы и социализм, демократы - за Ельцина и капитализм, жириновцы - за последний вагон на Север, который увезет в тундру супостатов, чтобы русский солдат мыл сапоги в Индийском океане.

28 нояб. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1468 от 28 нояб. 2003
Все смешалось в ходе нынешней парламентской кампании. Поневоле начинаешь тосковать по , когда у каждой политической силы было узнаваемое, яркое и впечатляющее лицо. Вспомним хотя бы 1993 год. Коммунисты - за Советы и социализм, демократы - за Ельцина и капитализм, жириновцы - за последний вагон на Север, который увезет в тундру супостатов, чтобы русский солдат мыл сапоги в Индийском океане.
А что мы видим сегодня? Ладно, - президентская партия, публичная опора Путина и потому не обязана иметь запоминающееся лицо. Ее надо оценивать по тому, насколько высоко ее ценит сам президент, а с этим у все в порядке - Путин все сказал на партийном съезде. Но оппозиция должна же очертить свою позицию ясно и принципиально? Единственной оппозиционной силой считается у нас КПРФ. Но стоит приглядеться к ней - и в том месте, где ожидаешь увидеть лицо, расплывается туман.
Геннадий Зюганов осторожно, а редактор газеты Александр Проханов страстно выступают в защиту олигарха Михаила Ходорковского. Тем временем на Интернет-сайте компартии висят огненные призывы бороться с , лучшим олицетворением которой как раз и выступает . Копнешь поглубже, и оказывается, что материалы о борьбе с олигархией пишутся и публикуются на ее же деньги. Чего не сделаешь ради депутатского иммунитета и наращивания пробивной лоббистской силы - даже компартию прикупишь.
В такую партию сразу засобирались господа, прежде не желавшие называться товарищами и верно служившие . Шуму наделало обращение телекиллера-99 Сергея Доренко в коммунистическую веру. Жаль, что его не приняли в пионеры у Вечного огня: в конце концов, шоу должно продолжаться, а вместо этого Доренко приютила в своих рядах далекая региональная ячейка. Тем временем другая телезвезда, правда, прославившаяся в ином жанре, тоже, , побежала за паровозом коммунистов - бывший генеральный прокурор Юрий Скуратов.
Со Скуратовым вышла совсем нелепая история. Съезд КПРФ, видимо, решил, что больше всего экс-прокурору симпатизируют буряты, и посадил Скуратова на Бурятский избирательный округ №9, который охватывает всю территорию республики. Шестьсот восемьдесят шесть тысяч бурятских избирателей восприняли посланца коммунистов, по-видимому, весьма сдержанно, даже несмотря на то, что Скуратов родился в Улан-Удэ.
Почувствовав, что его позиции не особенно крепки, в округе выдвинул сам себя секретарь Бурятского республиканского комитета КПРФ Николай Кондаков, который все-таки теснее связан со своим регионом, чем московский прокурорский работник. Вообще-то ни одна партия не станет мириться с ситуацией выдвижения от себя сразу двух кандидатов на одно место, ибо они станут перетягивать голоса друг у друга. А избиратели, видя эту распрю, могут совсем отвернуться от партии. Но коммунисты, чувствующие себя на выборах как рыба в воде, не смутились, поскольку их оппоненты испытывали схожие затруднения.
Предвыборное положение в округе осложняется тем, что от тоже вышли на рать два кандидата. Съезд партии делегировал депутата Государственной думы по списку Василия Кузнецова. Но депутат Госдумы от девятого округа Бато Семенов, в прошлый раз шедший от ОВР, решил не отдавать свою и выдвинулся самостоятельно. Ныне он занимает важный пост в местном аппарате , так что коммунисты и единороссы действовали в округе симметрично - и там, и тут делегаты из Москвы столкнулись с самовыдвиженцами из местных партаппаратов.
Далее свое слово призваны были сказать избирательные комиссии. Но избиркомы тоже делятся на местные и центральные. И вскоре линии разлома, разделившие федеральных и республиканских партийцев, прошли и по избирательным комиссиям. Реакция ЦИК Бурятии оказалась противоречивой: если московский единоросс получил , а Бато Семенов - отказ, то в случае с коммунистами все вышло наоборот - москвичу Юрию Скуратову в регистрации отказано, а местный кандидат пропущен на выборы. Почему такая разница в подходах?
Дело в том, что в провинциях нравственное чувство еще не совсем притуплено. Поэтому и бурятские коммунисты, и члены республиканского избиркома чувствуют себя смущенными и даже несколько задетыми предложенной им кандидатурой. , уже был показан по центральным каналам в непотребном виде, и воспоминания об этом сюжете коробят жителей республики. Отторжение настолько устойчиво, что даже указание ЦИК РФ зарегистрировать Юрия Скуратова в качестве кандидата не действует. По всем признакам бурятский ЦИК вновь оспорит регистрацию Скуратова, а реском КПРФ не снимет своего кандидата, по крайней мере, не уличенного в моральном разложении.
Конечно, эта история может рассматриваться как забавный эпизод предвыборной борьбы. Но можно посмотреть на нее иначе. Идейная сумятица, утрата политического лица, грязная финансовая изнанка партий - все эти печальные явления в большей степени затронули центральный аппарат, партийных боссов. Здесь действительно уже невозможно говорить о выдержанной политической линии, идеологической убежденности и нравственной разборчивости.
Но