Чубайс уехал. Энергетический цирк остался?

И не рыжий он вовсе. Высокий, худой, остроносый и краснолицый. Но волосы скорее белесые. К тому же без головного убора Анатолий Чубайс в Приморье попадался на глаза крайне редко. По разрезам Лучегорского угольного месторождения он разъезжал в теплой меховой шапке. А на крупнейшей электростанции края и вовсе ходил в персональной каске с красной надписью на белом фоне “Председатель правления РАО “ЕЭС России”. Это, видимо, для тех, кто в лицо Чубайса не знает.

22 авг. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1414 от 22 авг. 2003
И не рыжий он вовсе. Высокий, худой, остроносый и краснолицый. Но волосы скорее белесые. К тому же без головного убора Анатолий Чубайс в Приморье попадался на глаза крайне редко. По разрезам Лучегорского угольного месторождения он разъезжал в теплой меховой шапке. А на крупнейшей электростанции края и вовсе ходил в персональной каске с красной надписью на белом фоне “Председатель правления РАО “ЕЭС России”. Это, видимо, для тех, кто в лицо Чубайса не знает.

Повинную голову меч не сечет?

Свой визит в Приморье главный энергетик страны начал с признания вины РАО в энергетическом кризисе в крае. Это для населения страны и лично для президента Владимира Путина, заявлял он перед столичными телекамерами. Как оно было в действительности - на многочисленных совещаниях за закрытыми дверями во Владивостоке, Лучегорске и Хабаровске - трудно узнать. Местной прессе лишь говорил, что хочет изнутри изучить проблемы “Дальэнерго” с

“ЛуТЭКом”, дабы помочь им не провалиться в будущем. Старательно уходил от разговора о причинах. О том, что кризис родился не вчера и даже не в прошлом году. Хотя именно в прошедшем году, после назначения на должность руководителя “Дальэнерго” его ставленника Владимира Пешкуна, компания ухнула вниз.

А что касается развала системы в начале девяностых годов, то и здесь, по его мнению, вина должна лежать на местных властях. Мол, три года тариф на энергию не менялся. Плевать, что промышленность поднялась с колен и население могло в полной мере оплачивать услуги. И про закрытые шахты с разрезами не стал распространяться. Уголь с мазутом дорожали, а государству приходилось оплачивать разницу в цене на электричество. Но это же государству, а не РАО. Ведь “ЕЭС России” не вкладывало серьезных средств в обновление генерирующих мощностей и развитие новых угольных месторождений на территории Приморья.

Как оно будет дальше с финансовой помощью, трудно предсказать. Но что-то не было заметно огонька в глазах у Анатолия Борисовича при обсуждении программ по возрождению ТЭКа края. Вот о завершении строительства Бурейской ГЭС и вложении туда сотен миллионов рублей он говорил охотно. И о строительстве на юге Сахалина газотурбинной станции сообщал с радостью – станция будет работать на газе с шельфа острова, а электричество будут продавать в Японию, для чего построят энергомост до Хоккайдо. Да и под Хабаровском можно возвести такую же станцию мощностью в 1,5-2 тысячи мегаватт, ведь и у Китая есть желание покупать у нас электроэнергию.

Своей личной вины он и вовсе не чувствует.

- Вы что, хотите, чтобы я вел себя по принципу “Сам дурак!”? Не дождетесь, - заявил он журналистам в Хабаровске.

Свистать все наверх!

Еще в Москве Чубайс создал антикризисный штаб и себя поставил во главе нового органа. “Тотальный контроль за каждым шагом подчиненных”, что-то знакомое есть в такой установке. Ах, да. Министр по ЧС Сергей Шойгу требовал ежесуточного отчета о предпринимаемых мерах по ликвидации аварий в котельных и тепловых сетях, по запуску тепла в перемороженных домах. Глава РАО пошел дальше: докладывать мне лично дважды в день. Отдельно по генерирующим мощностям, отдельно по добыче угля на местах и по завозу топлива со стороны.

Анатолий Чубайс склонен доверять нынешнему руководству энергетической отрасли Приморья. Во всяком случае, каких-либо заявлений на их счет он не делал. А вот генеральному директору “Востокэнерго” Владимиру Рудю не повезло. Председатель правления РАО снял его с должности как не справившегося с обязанностями. Стоит отметить, что пару лет назад с той же формулировкой его уволил Евгений Наздратенко с должности вице-губернатора, куратора ТЭКа края. И тогда именно Чубайс предоставил Рудю высокую должность. Сам же Владимир Рудь до последнего не верил в отставку. Обеспечивал визит московской делегации, послал за ними из Хабаровска в Лучегорск кавалькаду джипов, в столице Приамурья обеспечил всех гостиницей и питанием. Корреспонденту “В” сказал, что приказа не видел, а потому и не считает себя уволенным. Чубайс считает, что есть еще несколько виноватых, но их назовут на совете директоров РАО 26-27 февраля.

Зато остальным, кому доверяет председатель правления и за кого поручилась краевая администрация, предстоит работать засучив рукава. Про администрацию упомянули не зря. Все эти дни вместе с Анатолием Чубайсом довольно плотно работал первый вице-губернатор Константин Толстошеин, курирующий сейчас ТЭК. Скорей всего они нашли общий язык. В завершение визита в Приморье московский гость лестно отозвался о сподвижниках Евгения Наздратенко. А что касается комментария о добровольной отставке своего главного соперника на протяжении всех последних лет, то Чубайс заявил, что “не собирается устраивать плясок на гробах”.

Во Владивостоке гость с опозданием на два часа появился вначале на Владивостокской ТЭЦ-2. Выслушал доклад директора станции, осмотрел склады и цеха предприятия.

Затем прибыл в здание “Дальэнерго”. Здесь состоялось очередное совещание. На нем была рассмотрена программа по выводу компании из кризиса. Чубайса провели в главную диспетчерскую, где на пальцах объяснили, сколько производим и сколько потребляем. Не без гордости высокому гостю сообщили, что впервые после 1991 года, когда вся промышленность была еще в расцвете, потребление электричества вышло на уровень 2100 мегаватт. Это не значит, что все потребители получили сполна, отключения велись по максимуму. Население в пик холодов включало все свои обогреватели. В настоящий момент планка снизилась до 1900 мегаватт. Этот уровень местные энергетики удержат, поэтому можно смело докладывать президенту Владимиру Путину, что его указание выполнено. И пусть никого не волнует, как этого удалось достичь, заявил Анатолий Чубайс журналистам на пресс-конференции. Она состоялась на центральном пульте “Дальэнерго”. Дальнейшее пребывание Анатолия Борисовича для вездесущих репортеров было покрыто завесой таинственности.

Гонка за лидером

Ни минуты больше не задерживаясь в “Дальэнерго”, председатель правления РАО сел в машину с затемненными стеклами и в сопровождении автомобилей ГИБДД двинулся в аэропорт. Два с небольшим часа лета - и “вертушки” садятся на окраине Лучегорска.

Здесь с местами несколько проще, для всех желающих сопровождать высоких гостей подогнали автобус. И вот уже колонна на предельных скоростях следует в сторону разрезов. Остановка на втором западном разрезе. В перспективе он может давать на-гора 2,5 миллиона тонн в год. Качество, конечно, не то, но разрез близко к Приморской ГРЭС. Едем дальше. Теперь останавливаемся как раз над Транссибирской магистралью, на построенном автомобильном мосту, рядом возводится мост для железнодорожной ветки. Васяновичи - отец (генеральный директор “Приморскугля”) и сын (первый зам генерального директора “ЛуТЭКа”) рассказывают, каких трудов и сколько лет понадобилось на запуск жизненно важного путепровода. И вновь по машинам, укатанная дорога выводит к разрезу “Лучегорский-2”. Это будущее “ЛуТЭКа”. Разведанные запасы составляют 250 миллионов тонн, а всего в земле вокруг электростанции и под ней не менее 800 миллионов. На “Л-2” очень качественный по калорийности уголь. Для него и мазутная “подсветка” не нужна. Сейчас каждые сутки добывают 5-6 тысяч тонн, которые сжигают в часы утренних и вечерних максимумов. Разрез вовсю строится. Возводят железнодорожную станцию Дальняя на 12 подъездных путей, трудятся геологи, ведутся вскрышные работы, глубина карьера 50 метров. На каждую тонну угля нужно поднять и вывезти более трех тонн грунта. До ГРЭС 35 км, до границы с Китаем менее 10 км. Машинист экскаватора получает в месяц 4 тысячи рублей, его помощники по 3,5. Но вкалывать приходится на старой изношенной технике. Дайте новую, и “Приморка” будет получать с этого месторождения до 4 миллионов тонн в год. Вот тогда и завозить из Сибири уголь не придется. Чубайс прислушивается ко всем мнениям, головой кивает. Видно, что доволен. Люди не денег просят на зарплату, а экскаваторы с “БелАЗами”. Чтобы снять полностью проблемы с энергообеспечением края.

И вновь дорога. На сей раз уже на саму ГРЭС. В кабинете у генерального только стали рассаживаться для очередного совещания, как неутомимый Чубайс поднимается и без эскорта, в сопровождении инженеров и нескольких журналистов, отправляется по станции. Игнорирует одни диспетчерские пульты, где обслуживающий персонал при галстуках. Неожиданно заходит на другие участки. Спрашивает работягу: “Сколько получаете?” “Не жалуюсь, несколько тысяч выходит”, - следует в ответ. “А задержки по выплатам?” - не унимается главный энергетик страны. “Три месяца, в прошлом году было полгода”, - не скрывает ничего диспетчер.

Лишь после “экскурсии” началось рабочее совещание, и продолжалось оно несколько часов. Речь шла о модернизации комплекса, который смог бы сам себя обеспечить твердым топливом. Для этого необходимо вложить огромные средства, не менее 500 миллионов рублей. Какую-то часть даст само РАО после принятия соответствующего решения на уровне совета директоров, а может, даже и крупнейших акционеров, а также необходимо согласие со стороны Федеральной энергетической комиссии. Кроме того, будут подготовлены необходимые документы для предоставления их в правительство. Возможно, кабинет министров займется рассмотрением этих вопросов в середине нынешней весны.

Уже к полуночи четверга этот необычайно длинный рабочий день закончился. Гостей из РАО, краевой администрации, “Дальэнерго”, “Приморскугля”, “Востокэнерго”, “Горнопромышленников России” повезли на ужин и отдых. Утром ни свет ни заря предстоял подъем и путь на машинах в село Березовку на Хабаровскую ТЭЦ-3. Затем в столице Дальневосточного федерального округа намечено заседание координационного совета ассоциации “Дальний Восток и Забайкалье”.

В Хабаровск ночью корреспондент “В” добрался автостопом.

С помощью инспекторов полка дорожно-патрульной службы ГИБДД края (выражаю им глубокую признательность со страниц “В”) удалось договориться с водителями одной из легковушек. Да и то потому, что они сами были милиционерами из Хабаровского края и не смогли отказать своим приморским коллегам. Так я оказался уже к утру в столице Приамурья.

А в середине дня принял участие в итоговой пресс-конференции господина Чубайса.

У тарифов нет пределов

Главное, что вынес для себя председатель правления РАО “ЕЭС России” после суток пребывания в Приморье, это необходимость повышения тарифов на электрическую энергию. До конца года они должны подняться в крае почти в два раза. Так что в ближайшее время нас всех ожидает резкий скачок цен. Скорей всего часть предприятий не сможет платить по новым расценкам, будет вынуждена либо сокращать производство, либо делать свой товар дороже и неконкурентным. Сбудутся самые худшие прогнозы Евгения Наздратенко. То же и с населением. Не каждой семье будет под силу платить по новым ценам. Вводить усредненный тариф с сибирскими регионами он не желает. Предпочитает равняться на тариф Камчатки, где киловатт стоит 2 рубля 7 копеек. В противном случае главный энергетик страны обещает нам следующую зиму хуже нынешней.