Пока в заказник путь заказан

Последние новости из Пожарского района в прямом смысле горящие. Вот уже несколько месяцев район, на территории которого расположен Верхне-Бикинский заказник, нещадно терзают лесные пожары. Да что там месяцы, тайга здесь горит практически каждый год. Объяснение простое: заказник буквально переполнен высохшими еловыми лесами, сухостоем и валежником, которые вмиг схватываются огнем – даже спички не надо! По мнению специалистов, основной причиной пожаров в заказнике являются так называемые сухие грозы – на них приходится около половины всех случаев.

24 июль 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1397 от 24 июль 2003

Последние новости из Пожарского района в прямом смысле горящие. Вот уже несколько месяцев район, на территории которого расположен Верхне-Бикинский заказник, нещадно терзают лесные пожары. Да что там месяцы, тайга здесь горит практически каждый год. Объяснение простое: заказник буквально переполнен высохшими еловыми лесами, сухостоем и валежником, которые вмиг схватываются огнем – даже спички не надо! По мнению специалистов, основной причиной пожаров в заказнике являются так называемые сухие грозы – на них приходится около половины всех случаев.

Самое главное, что тушить «пожарские пожары» крайне сложно – и прежде всего из-за отсутствия дорог, по которым к очагам могла бы подобраться техника. По этой причине несколько лет подряд заказник несет просто колоссальные потери - справиться с огнем люди не могут, как ни стараются. Зайти в непроходимые лесные чащи нет никакой возможности, а тем более загнать бульдозеры или тяжелые «Форды».

- Только в одном 1998 году неуправляемый пожар на территории заказника привел к материальному ущербу в 497,5 миллиона рублей, - говорит руководитель Государственной лесной службы Виталий Солодун. – Изменить ситуацию в этом лесном районе может только одно: активное противопожарное обустройство территории – строительство дорог, создание минерализованных полос, пунктов противопожарного оборудования. К сожалению, пока ничего этого нет: огромная территория многие годы остается неосвоенной.

Человеку сюда, увы, путь заказан – даже с самыми благими и общезначимыми намерениями. Все дело в том, что в 1996 году большая часть этой территории получила хозяйственный статус природного ландшафтного заказника. С тех пор на любое освоение здешних лесов был наложен запрет.

Парадокс? Нет, обычная российская история: хотели как лучше, а получилось как всегда.

- В создании природного ландшафтного заказника краевого значения Верхне-Бикинский изначально было много надуманного, превалировали эмоции, - считает заслуженный лесовод России, кандидат сельскохозяйственных наук Дмитрий Ефремов. – В частности, не приведено ни одного объективного довода в обоснование уникальности этого природного объекта.

Особых видов фауны и флоры Приморского края, России и тем более планетарного класса в заказнике нет. Как в целом нет особых ландшафтов, имеющих геологическую, социально-историческую, лесоводственно-ботаническую или иную физико-географическую ценность. Пожалуй, единственная уникальность этой территории – географическая удаленность и незатронутость природных ресурсов промышленной и хозяйственной деятельностью. Без серьезного обоснования, всего лишь по чьей-то прихоти значительный массив лесного фонда площадью 746,5 тысячи гектаров выведен из активного пользования лесными ресурсами.

Впрочем, со всем этим еще можно было примириться, но есть одно «но». Суть в том, что из-за хозяйственной закрытости данной территории здесь практически невозможно проводить серьезную работу по профилактике лесных пожаров. По последним данным, на территории Верхне-Перевальненского лесхоза (где размещается заказник Верхне-Бикинский) уже потушены пожары на площади в 11,7 тыс. гектаров. Сгорело и повреждено около 1,5 млн. кубометров древесины. А сколько сгорит еще?!

Пожары в Пожарском районе продолжаются, уничтожая не только сухостой, но и все живое – деревья, животных, ради выживания которых заказник по сути и создавался.

- Сегодня мы можем только сдерживать огонь, и то не на всех участках, - с сожалением отмечает Вячеслав Баландин, заместитель начальника управления лесным комплексом администрации края. – Дорог нет, подойти к очагу возгорания в большинстве случае невозможно. Выход я вижу только в создании на территории заказника лесохозяйственной инфраструктуры и организации главного и промежуточного пользования. Основой главного пользования должны стать несплошные системы рубок, обеспечивающие противопожарные мероприятия, что вписывается в структуру лесосечного фонда.

Я всю жизнь с лесом связан и, поверьте, никогда бы не стал отстаивать позицию, которая пошла бы во вред лесу.

К тому же сегодня правила проведения подобных работ очень жесткие. Несведущий человек, оказавшись на лесосеке, и не поймет ничего: тот же лес стоит, вроде и не бывал здесь никто. По правилам лесозаготовители обязаны обходить нерестилища, места воспроизводства животных, зоны их покоя. Все эти правила в таких случаях строго соблюдаются.

Вячеслав Иванович показывает небольшую плотную книжицу – «Методическое руководство по ведению лесного хозяйства и лесопользованию в бассейне реки Самарга»:

- Это так называемый экологический каркас, определяющий работу лесозаготовителей. Методика уникальная - в России подобной нет ни в одном регионе. Авторы, специалисты Дальневосточного НИИ лесного хозяйства, учли абсолютно все, чтобы при освоении леса не нанести природе вреда. По точно такой же методике планируется вести работы в бассейне реки Бикин.

По мнению специалистов, в чьей компетентности трудно усомниться, освоение верхнебикинских лесов - тот самый случай, когда вмешательство человека в природу приносит только пользу. Ведь данные меры предполагают строительство лесовозных и лесохозяйственных дорог, защиту территории от катастрофических пожаров. Но сегодня заказник, намертво связанный собственным «ландшафтным» статусом, теряет от пожаров гораздо больше, нежели при цивилизованном и законном освоении леса. 

Кроме того, по расчетам специалистов, экономические потери как Приморья, так и государства в целом, от неиспользования древесины на территории заказника Верхне-Бикинский ежегодно составляют 14 миллионов 562 тысячи (!) долларов. Эти деньги (в виде налогов и прочих отчислений) могли бы поступать в бюджеты всех уровней, работая на ВСЕХ приморцев. Это наши с вами деньги, которые пошли бы на зарплату бюджетникам, детские пособия, развитие образования и здравоохранения. А теперь прибавьте сюда ежегодные потери, которые несет бюджет из-за лесных пожаров. К примеру, сегодня только в Верхне-Перевальненском лесхозе общий ущерб от лесных пожаров составил более 80 млн. рублей. Это не считая затрат на тушение огня.

Как сохранить эти средства? Вариант только один: как можно скорее начать работы по профилактике лесных пожаров на территории Верхне-Бикинского заказника.

- Для этого ЦЕЛЕСООБРАЗНО пойти на сокращение площади заказника, которая явно завышена, - полагает заслуженный лесовод России Дмитрий Ефремов. – Кроме того, необходимо пересмотреть положение о заказнике и внести изменения в части ограничений на строительство дорожной инфраструктуры, связанной с развитием лесоэксплуатации. Любой вид пользования лесными ресурсами требует своей инфраструктуры. Нелогично, да и просто нелепо запрещать строительство лесовозных дорог, разрешая при этом рубки сырьевого пользования.

С мнением ученого солидарен начальник управления лесным комплексом Приморского края Павел Корчагин:

- С учетом экономических, экологических и социальных аспектов, в соответствии с экологической программой Приморья и постановлением губернатора края от 15.10.98 г. № 511 «О стратегии сохранения биоразнообразия Сихотэ-Алиня», которые запланировали создание заказника на территории 158 тысяч гектаров, ЦЕЛЕСООБРАЗНО изменить границы заказника Верхне-Бикинский. Ориентировочно площадь заказника составит 180-200 тысяч гектаров, что вписывается как в стратегию сохранения биоразнообразия Сихотэ-Алиня, так и в краевую экологическую программу.

Специалисты уверены: никакой экологической угрозы территории заказника это решение не несет. Самая главная угроза исходит сегодня не от человека и его деятельности, а от стихийных бедствий: массовое высыхание хвойных лесов, огромное количество сухостоя и валежника (нередко до 30-40 кубометров на гектар!) приводят к пожарам, которые могут стать просто катастрофическими – по масштабам и последствиям.

Предотвратят катастрофу только создание на этой территории лесохозяйственной инфраструктуры и организация цивилизованного лесопользования. Это крайне необходимо.

А пока что леса горят...… Со 2 июля в Пожарском районе сохраняется режим чрезвычайной пожарной ситуации. Только с начала нынешней весны пожары прошли здесь 15 тысяч гектаров земли. Выжжен лес, который еще вчера был живым и зеленым. Сколько мы потеряем завтра?

Начальник Главного управления ГО и ЧС Приморского края В. Башкиров:
«По обстановке на 18.07.03. в Пожарском районе 2 локализованных пожара на 1280 и 980 гектаров лесной площади. Общая площадь крупных пожаров в районе 2260 гектаров. На ликвидации пожаров в районе работают 9 спасателей Приморской ПСС. За сутки ликвидирован один пожар».

Руководитель Государственной лесной службы В. Солодун:
«При возникновении неуправляемого пожара на территории заказника ущерб может составить около 500 миллионов рублей. Поэтому противопожарное обустройство территории (строительство дорог, создание минполос, пунктов противопожарного оборудования) имеет важное значение для этого лесного района, что возможно только при освоении территории».

Директор Дальневосточного НИИ лесного хозяйства, кандидат сельскохозяйственных наук А. Ковалев:
«Считаем, что леса в бассейне реки Бикин необходимо осваивать, преимущественно, несплошными рубками, без нанесения ущерба не только гидрологическому режиму реки, но и недревесному пользованию. Современные методы освоения лесов позволяют этого достичь».