В цирк ходят три раза в жизни

Красочная афиша, оповещающая горожан о гастролях Золотого цирка Юрия Никулина, недавно украсила фронтон здания владивостокского цирка. Дети и взрослые буквально сворачивают шеи, увидев узнаваемый образ любимого клоуна всех времен и народов. И все же именно разрекламированные дрессированные ежики производят ошеломляющее впечатление. В случайном разговоре двух молодых мамаш слышу: “На ежиков своего поведешь? Говорят, что-то потрясающее».

10 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1372 от 10 июнь 2003

Красочная афиша, оповещающая горожан о гастролях Золотого цирка Юрия Никулина, недавно украсила фронтон здания владивостокского цирка. Дети и взрослые буквально сворачивают шеи, увидев узнаваемый образ любимого клоуна всех времен и народов. И все же именно разрекламированные дрессированные ежики производят ошеломляющее впечатление. В случайном разговоре двух молодых мамаш слышу:

“На ежиков своего поведешь? Говорят, что-то потрясающее».

-

Максим Юрьевич, вас не обижает, что колючие артисты затмили основной акцент гастролей – Золотой цирк Юрия Никулина?

- Хоть ежики, хоть верблюды, хоть крокодилы, хоть акробаты и клоуны

– это все цирк. И в любой программе есть стержень. Обидам тут не может быть места.

- Это действительно сенсация?

- По крайней мере, ни в одном цирке мира такого номера нет. Просто никому пока не пришло в голову, что этих зверей можно дрессировать.

- В программе есть и другие эксклюзивные номера?

- Ну, если для кого-то летающие фокстерьеры - не эксклюзив, то я не знаю, чем вас можно еще удивить. Ведь для нас это главный определяющий принцип при создании новой программы. Садимся за стол и первым делом думаем: чем будем удивлять? Зритель сегодня настолько информирован, что это обязывает все время что-то придумывать новое. А возвращаясь к вопросу об эксклюзивности, скажу, что ведь каждый артист цирка

– уникален, как и каждый номер программы. Поставьте в ряд десять жонглеров, и каждый будет неповторим. Здесь каждый работает на пределе или за пределами возможного. Я вырос в цирке, кажется, пора бы уже перестать удивляться этой самоотверженности, на какую способны наши артисты. Ну, разве нормальному человеку придет в голову трижды в день рисковать жизнью? Здесь считается нормой выходить на арену, приняв новокаиновую блокаду, с температурой под 40 или замаскировав загипсованную руку длинным рукавом. Мне уже 46 лет, а я ловлю себя на мысли, что продолжаю восхищаться, глядя на то, как умеют эти люди не замечать свои травмы, репетировать до ночи, придумывать все новые и новые трюки.

- Чем вы особенно гордитесь?

- Маркой. Именем. Может быть, сознательно, может быть, несколько самонадеянно мы очень высоко задрали свою планку. В цирке бывают проходные программы, когда пара достойных номеров, а остальное уступает качеством. Мы не можем себе этого позволить. Те, кто придет на наше представление, увидят это сами. У каждого акробата, эквилибриста - не просто номер, это целая философия, это некая история, воплощенная цирковым артистом.

- Но для этого с ним должен работать как минимум режиссер

-

Я вам больше скажу! Это раньше артист был предоставлен сам себе. Сегодня в нашем цирке на Цветном бульваре над каждым номером работает целая армия творческих людей – это режиссер, балетмейстер, художник по костюму, мастер по свету, по звуку. И, поверьте, мне за результат этой работы не стыдно. Хотя я, как директор цирка, могу быть пристрастным, но есть и такие объективные вещи, как международные фестивали, конкурсы, в которых мы участвуем постоянно. И на этом уровне у нас есть признание.

- На ваш взгляд, за последние десятилетия цирк заметно изменился?

- Все в этом мире течет и изменяется, но относительно цирка эта теория не верна, на мой взгляд. Хотя я и слышу порой скептические замечания, что наш путь несколько консервативен. Знаете, старые вещи, они, как правило, находят пристанище в двух местах: в комиссионке и в антикварном магазине. И судьба у них разная, и стоят они неодинаково. Так вот, мне хочется, чтобы наш цирк был антикварным. Классическое, знакомое всем поколениям цирковое искусство. Хотя к авангарду я отношусь осторожно, элементы новизны все равно имеют место в наших программах. Менять что-то кардинально, на мой взгляд, - терять зрителя. Я ведь по профессии - топ-менеджер и должен думать о том, сколько зарабатывают сотрудники цирка, что здание нужно ремонтировать, ставить новые номера, делать декорации, шить костюмы. На это нужны большие деньги. Мы - единственная частная цирковая компания в России. Мы не имеем ни спонсоров, ни субсидий, работаем и живем только на свои заработанные деньги. Можно сделать цирк будущего, цирк альтернативный, экспериментальный

– это не вопрос. Но мне и моим коллегам дороги старый добрый традиционный российский цирк и его поклонники. Есть на этот счет замечательная английская поговорка: по-настоящему элегантный человек должен обязательно на сезон отставать от моды.

- В театрах сейчас популярна антреприза. У вас стабильная труппа или вы можете себе позволить пригласить в программу яркого исполнителя из другого цирка?

- Более того, мы делаем антрепризные вещи, даже не связанные непосредственно с цирком. У нас на Цветном бульваре Питер Штайн ставил

“Гамлета” с Евгением Мироновым в главной роли. На нашей арене проходят спортивные соревнования по дзюдо европейского масштаба. А сегодня, когда мы с вами беседуем, в нашем цирке отмечает свой юбилей Саша Абдулов. Цирк – это уникальное пространство, придуманное тысячу лет назад. Это и Древний Рим, и Греция, и Колизей. Круглый зал, когда можно видеть и происходящее на арене, и глаза зрителей, сидящих напротив.

- Помимо традиционного российского цирка где, на ваш взгляд, это искусство представляется достойно?

- Хочу привезти в Москву французскую цирковую программу

“Парижский фестиваль”. С коммерческой точки зрения, это не очень выгодно, поскольку очень дорого, но с точки зрения имиджа и знакомства с зарубежным цирком, который зрители видят только по ТВ, это интересно.

- А наши китайские соседи как носители оригинального циркового искусства вас привлекают?

- В мире есть всего два национальных цирка - это русский и китайский. Во всем мире программы составляются из номеров, созданных именно в этих школах, с привнесением местного колорита. И только. Я высоко ставлю мастерство китайских цирковых артистов. И в наших планах есть идеи совместных проектов. Вот только нынче они - носители еще и опасных вирусов

…...

-

Московский цирк у нас во Владивостоке обычно бывал проездом в Японию. Как продолжатся эти гастроли?

- Цирк Юрия Никулина во Владивостоке в первый раз! Подчеркиваю. И я в вашем городе впервые. Мы не раз сталкивались на гастролях с тем, что люди отвыкли от хорошего цирка и поначалу иной раз весьма агрессивно воспринимают нас как очередных столичных шарлатанов:

“Видали мы ваш цирк Никулина! Опять пьяный дрессировщик и клоун-пенсионер!”. Зато после представления подходят за кулисы выразить свое радостное недоумение, что ТАКОЙ цирк еще существует. Профессионально говоря – классический цирковой дивертисмент. Нашу программу мы везем по России по стационарным циркам, хотя она ставилась для работы в шапито. Далее - города Сибири, Урала.

- Максим Юрьевич, вы стали директором цирка по приглашению, по призванию или по наследству?

- Вы знаете, для меня это наследство. Половину своей жизни я просуществовал параллельно цирку. Я же бабкин сын. Родители мотались по гастролям. Учиться пошел в МГУ. Мне было достаточно комфортно в журналистике, кажется, у меня кое-что неплохо получалось и на радио, и на телевидении. Но когда убили зам. директора цирка Мишу Седова, я предложил отцу, который тяжело это переживал, свою помощь, участие на волонтерских началах. Одно зацепилось за другое, и теперь даже если я захочу заняться торговлей лесом, то не смогу все это бросить. Я обречен.

- Ваши сыновья не стремятся стать продолжателями династии?

- Они любят бывать в цирке, не более того. Старший заканчивает школу, младшему 14 лет. Я вспоминаю себя в их возрасте, у меня было единственное желание - чтобы меня никто не трогал.

- Значит, вам легко понять собственных сыновей?

- Но понимание жизнь не облегчает.

- Они чувствуют себя потомками всенародно любимого Юрия Никулина?

- Все, что связано с именем отца,

– святое. Но ведь и я в свое время не сходил с ума оттого, что его сын. Это недавно меня один функционер обвинил, что, дескать, эксплуатирую знаменитую фамилию. Позвольте, но это моя фамилия, и не к овощной базе, а к цирку я имею непосредственное отношение…...

-

У вас на памяти есть какая-нибудь цирковая притча?

- Говорят, что в цирк люди ходят три раза в жизни. В первый раз - в детстве, второй раз - уже со своими детьми, а в третий раз их ведут в цирк собственные внуки...

… Но эта история не про меня.