Фортели «весенних куколок», или Ланцепупы развлекаются

Клуб ланцепупов, появившийся во Владивостоке в 70-е годы позапрошлого столетия, оставил довольно шумный след в истории города, особенно своей «охотой на тигра» под пьяную руку. Хотя, как заметил один известный дальневосточный востоковед, “…черной лжи о них написано гораздо больше, чем правды”.

10 июнь 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1372 от 10 июнь 2003

Клуб ланцепупов, появившийся во Владивостоке в 70-е годы позапрошлого столетия, оставил довольно шумный след в истории города, особенно своей

«охотой на тигра» под пьяную руку. Хотя, как заметил один известный дальневосточный востоковед, “…черной лжи о них написано гораздо больше, чем правды”.

Откуда же возникло это странное имя

– ланцепупы?

Виктор Панов в своих очерках

“Старый Владивосток” писал, «…...что в слове «ланцепуп» замечают (в русифицированном виде) два немецких слова: “ленц” – весна и “пупе” – куколка, что, в общем, должно характеризовать “весеннюю куколку”, из которой выходит бабочка. Такое объяснение поддерживается тем соображением, что автор этого названия в применении к “клубу ланцепупов”, глава этого интимного “клуба” – морской врач Леопольд – сам был немец из Дерптского университета, а “клуб” собирался у него в гостинице Тупышева для приятельской беседы и выпивки, при которой случалось доходить и до “положения риз”, то есть именно до состояния неподвижной “весенней куколки”.

Вспоминая отдельные эпизоды

“деятельности” клуба ланцепупов, Виктор Панов подчеркивал, что это была дружеская компания, собиравшаяся для интересного времяпрепровождения. При этом, будучи часто в большом подпитии, “компания грубых дебошей не производила, но нередко под руководством Леопольда выкидывала тот или иной озорнический фортель”. Центром и душой компании был доктор Леопольд, которого называли высокообразованным человеком и остроумным собеседником, сохранившим студенческое озорство и задор.

Однажды доктор Леопольд предложил иркутскому коммерсанту, остановившемуся в гостинице Тупышева, пари. Он уверял, что во Владивостоке живет честнейший народ (казенное добро, конечно, не в счет). И если положить на улице серебряный рубль, пролежит он от зари до зари на глазах прохожих и целехонек останется на месте!

Ударили по рукам. Против гостиницы, на дороге, на видном месте, положили серебряный рубль, который должен был пролежать там от выстрела полуденной пушки до спуска флага на кораблях.

За ним незаметно наблюдали дежурные ланцепупы из окон второго этажа гостиницы Тупышева (она располагалась там, где сейчас находится больница ФТИ).

Вот как развивались события дальше по описаниям В. Панова:

“Баба, заметив рубль, остановилась, оглянулась по сторонам пустынной улицы и, сделав два шага к дороге, протянула руку к рублю.

Пафф!

– раздался револьверный выстрел, и пуля взбила впереди бабы облачко пыли...… а вслед за выстрелом послышался с чердака хрипловатый внушительный голос ланцепупа штурмана Ветрова:

– Не тронь! Не ты клала, не ты и возьмешь! – Баба, взвизгнув от неожиданности, на момент присела и замерла. Затем, отплевываясь на хохочущую в окнах компанию и ругая ее озорниками, поспешила скрыться».

Таким образом пари было выиграно.

Был еще случай, когда ланцепупы в разгар лета устроили

“масленичное катание с гор”. Дошедши до “озорной кондиции” после приема горячительного под блины со свежей осетровой икрой, они оборудовали из насаленных струганых досок «горки» и лихо начали съезжать с них на клеенчатых диванных подушечках в чем мать родила.

Это развлечение ланцепупов было еще не самым экстравагантным.

«Охота на тигра» нашумела гораздо больше. Вот как ее описывал тот же Виктор Панов: «Охота на тигра”, изображенного на стенном ковре в номере штурмана Петрова, была произведена под сильно пьяную руку, но все-таки с сохранением “охотничьей предосторожности” – именно с предварительным устройством “лабазов”, для чего на кровать и на комод поставлены были стулья и с них открыта “по тигру” стрельба из револьверов.

Переполошившийся хозяин гостиницы догадался заявить охотникам, что

“тигр” уже убит и что в ознаменование торжества у него внизу – “на привале” уже приготовлена жареная косуля со шпиком…... Тем охота и кончилась”.

Кстати, многие считали, что эта

“охота на тигра” была устроена ланцепупами в качестве пародии на местных охотников, которые накануне ходили на живого тигра, но со страху устроили такую пальбу с “лабаза”, что тигр даже не показался.