Японский язык и бальные танцы

«Не думай о том, что стареешь, – это старит», - сказал кто-то из великих. Владимир Сергеевич Бобин, житель Владивостока, о своих летах, судя по всему, не вспоминает. Во-первых, ему некогда: моделирование, баян, японский язык, бальные танцы, пешие прогулки. А во-вторых, в свои 70 он выглядит как минимум лет на 20 моложе.

13 май 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1356 от 13 май 2003

«Не думай о том, что стареешь, – это старит», - сказал кто-то из великих. Владимир Сергеевич Бобин, житель Владивостока, о своих летах, судя по всему, не вспоминает. Во-первых, ему некогда: моделирование, баян, японский язык, бальные танцы, пешие прогулки. А во-вторых, в свои 70 он выглядит как минимум лет на 20 моложе.

Пока мы беседовали, я никак не могла отделаться от мысли, что в паспорте что-то напутали. Уж очень не вязалась внешность стройного мужчины с удивительно прямой спиной и молодыми лучистыми глазами с пенсионным возрастом. Опять же - 12-килограммовые красные гантели на полу, компьютер за письменным столом, гитара на стене...…

- Поверите, у меня каждый день расписан по минутам, несмотря на то, что уже 10 лет как пенсионер, - улыбается Владимир Сергеевич. – Я еще работаю (сил пока хватает) в Дальневосточном центре безопасности, отвечаю за сигнализацию. По профессии - радиоинженер. Вот этими руками в Находке ретранслятор строил. Учился в техникуме, потом, уже в 30 лет, поступил в политехнический институт.

Я вообще всю жизнь где-то учусь. Почти в сорок лет пришел за грамотой в музыкальное училище – меня пригласили в школу, где занимались мои дочери, вести уроки музыки, а диплома-то у меня не было, вот и пошел на заочное отделение. Хотя к тому времени уже играл на гармошке, фортепиано, гитаре. Но увлечение всей моей жизни – это баян. Ни один семейный праздник без него не обходится. Собираются три мои дочери, три внука,  младшенькая внучка – веселимся от души, поем. Жаль, супруги уже нет, рано она меня оставила.

В 50-е годы, когда служил в диверсионной разведке в Китае, познакомился с баянистом  из военного оркестра, он и стал моими «музыкальными университетами».

А когда было уже за пятьдесят – увлекся японским языком. Серьезно занимался карате, а тут должен был приехать сэнсей из Японии -  аттестовывать, вот мы и решили всей группой сесть за парту. Год занимались, а когда курсы закончились, я пошел учиться дальше. Мне очень нравится японский язык, хотя, разумеется, знания у меня довольно скромные.

Но и это еще не все, два года назад, в 68 лет, Владимир Сергеевич Бобин поспешил в клуб бальных танцев. И сейчас уже освоил румбу, ча-ча-ча, пасадобль. Причем на занятия, а они проходят три раза в неделю, он отправляется пешком – с Седанки до Второй Речки, чтобы не потерять форму.

Бег и ходьба - его давнее увлечение. Владимир Сергеевич  всегда любил спорт, имел первый разряд по боксу. Никогда не курил, к спиртному тоже равнодушен. Когда подступают хвори – он борется с ними голодом, а еще своим неиссякаемым жизнелюбием.

Что ни говори, каждый сам выбирает себе старость. У Владимира Сергеевича Бобина она красивая и молодая.