На древе власти - не без сучков

Более года краевая администрация создает исполнительные органы - департаменты и комитеты, не оформив структуру высшего исполнительного органа государственной власти Приморского края, что входит в противоречие с федеральным законодательством. Краевая прокуратура отреагировала на нарушение, внеся в администрацию соответствующие протесты. И точно так же нарушается Устав Приморья, который требует, чтобы в течение шести месяцев после избрания губернатора структура исполнительной власти была утверждена краевым Законодательным собранием (ЗС). Но это не сделано и спустя 20 месяцев после избрания Сергея Дарькина - за это время команда губернатора трижды выносила законопроекты о структуре краевой администрации на рассмотрение краевого Законодательного собрания, однако депутаты структуру так и не утвердили.

6 март 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1320 от 6 март 2003

Более года краевая администрация создает исполнительные органы - департаменты и комитеты, не оформив структуру высшего исполнительного органа государственной власти Приморского края, что входит в противоречие с федеральным законодательством. Краевая прокуратура отреагировала на нарушение, внеся в администрацию соответствующие протесты. И точно так же нарушается Устав Приморья, который требует, чтобы в течение шести месяцев после избрания губернатора структура исполнительной власти была утверждена краевым Законодательным собранием (ЗС). Но это не сделано и спустя 20 месяцев после избрания Сергея Дарькина - за это время команда губернатора трижды выносила законопроекты о структуре краевой администрации на рассмотрение краевого Законодательного собрания, однако депутаты структуру так и не утвердили.

Причина несоответствия управленческой практики краевой администрации «букве» федерального и краевого законодательства состоит в задержке с принятием закона «О структуре высшего исполнительного органа государственной власти Приморского края». В сентябре прошлого года этот законопроект был принят краевым парламентом в первом чтении и до сих пор не прошел второе чтение.

Между тем федеральный закон «Об общих принципах государственной власти в субъектах федерации РФ» позволяет формировать исполнительные органы только «высшему исполнительному органу», которого де-юре в Приморье до сих пор нет. Как до сих пор нет, к слову, официального статуса краевой столицы у Владивостока.

Гипотетически эта ситуация может привести к отставке губернатора: если прокурорский протест не удовлетворяется в срок, прокурор обращается в суд, который устанавливает свой срок устранения несоответствий федеральному законодательству. Если же и решение суда не будет выполнено в срок, губернатора можно будет отстранять от должности. В футболе такое положение называется «искусственный офсайд», и при желании судебная и представительная ветви власти могут оставить исполнительную «вне игры».

Похожая, но с точностью «до наоборот», ситуация была у Сергея Дарькина при прежнем созыве Законодательного собрания. Тогда он имел право распустить краевую думу, более полугода не выполнявшую решение суда о приведении Устава Приморского края в соответствие с федеральным законодательством в части совмещения депутатских обязанностей и выборных муниципальных должностей. Губернатор не воспользовался такой возможностью, поскольку особой нужды в том не было. Видимо, нет пока особого смысла и в сохранении «подвешенного состояния» для нынешней краевой администрации. Однако на последней сессии ЗС Приморья 26 февраля закон «О структуре высшего исполнительного органа государственной власти» все же не прошел второго чтения: требуемых двадцати голосов набрать не удалось.

Обсуждение этого вопроса стало почти единственной шероховатостью в отработанной технологии принятия законопроектов третьим созывом краевых депутатов. А второй «задоринкой» стал демарш инвалидов, приглашенных в зал заседания депутатом Леонидом Бельтюковым с целью воздействия на коллег, не желающих принимать его поправку к практически не работающему краевому закону о квотировании рабочих мест для инвалидов (поправка состоит в введении штрафа для руководителей, не желающих соблюдать квоты). Несмотря на устроенную психодраму, поправка Бельтюкова не прошла, поскольку – нашла коса на камень.

Точно так же губернаторская коса не совладала пока с депутатским камнем в вопросе о структуре краевой администрации. И объяснение здесь довольно простое, его легко найти в таблице поправок, составленных в процессе согласования законопроекта и проработки его комитетом по региональной политике и законности.

Собственно закон о структуре высшего исполнительного органа состоит всего из пяти статей и умещается на одном машинописном листе. Таблица поправок занимает три листа и делится на две части: рекомендованных комитетом к принятию и рекомендованных к отклонению. Добрую волю членов комитета, возглавляемого Владимиром Хижинским, характеризует тот факт, что в первой части содержатся исключительно губернаторские поправки, а во второй – поправки депутата ЗС Анатолия Новикова.

Комитет по региональной политике и законности рекомендовал отклонить предложения депутата, существенно усиливающие контроль законодателей над формированием высшего эшелона краевой администрации. В частности, Анатолий Новиков желал бы согласовывать в ЗС представленные губернатором кандидатуры первых вице-губернаторов и даже просто вице-губернаторов.

В свою очередь, губернатор настаивал на изъятии из статьи 4 упомянутого законопроекта пассажа, который составляет пункт 2: «Законодательное собрание Приморского края может принимать участие в формировании администрации края, в утверждении или согласовании назначения на должность отдельных должностных лиц администрации края». Таким образом, в губернаторской версии четвертой статьи законопроекта должен остаться только один пункт, весьма лаконично и однозначно сформулированный: «Лица, входящие в состав администрации края, назначаются губернатором Приморского края».

Характерно, что Устав Приморья тоже предполагает в самом общем виде возможность участия законодательной власти в формировании краевой администрации, но правоведы краевой администрации готовы пренебречь этим положением основополагающего краевого документа.

Как говорил первый и последний президент СССР: «Вот, где собака порылась». Отклоняя одновременно поправки своего коллеги и губернатора, депутаты ЗС пытаются сохранить всего лишь принципиальную возможность воздействия на принятие наиболее важных кадровых губернаторских решений. Несмотря на всю эфемерность этой возможности, пункт 2 статьи 4 упомянутого законопроекта, похоже, остается «точкой опоры», с помощью которой кое-что можно перевернуть. В особенности с помощью прокуратуры и суда.