Мальчик-бродяга напишет книгу

Стоя у Дворца культуры моряков перед началом концерта, я чувствовала, как стремительно теряю возраст: к дверям все шли и шли девчонки-школьницы с ведерными букетами, плюшевыми медведями и шариками-сердечками. С этой визжаще-танцующей публикой Андрей Губин общался очень уважительно и честно выполнил свое обещание раздать после концерта автографы. Поэтому в набитой цветами гримерке мы общались уже практически ночью… Порадую поклонниц: певец вышел из длительной депрессии.

4 март 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1318 от 4 март 2003

Стоя у Дворца культуры моряков перед началом концерта, я чувствовала, как стремительно теряю возраст: к дверям все шли и шли девчонки-школьницы с ведерными букетами, плюшевыми медведями и шариками-сердечками. С этой визжаще-танцующей публикой Андрей Губин общался очень уважительно и честно выполнил свое обещание раздать после концерта автографы. Поэтому в набитой цветами гримерке мы общались уже практически ночью…
Порадую поклонниц: певец вышел из длительной депрессии.

- Уже год как я хорошо себя чувствую, - сразу же сказал Андрей. - Я начал писать музыку снова, слышать музыку внутри себя...… Это здорово! Есть ощущение, что не зря живешь!

- Как вы думаете, ваш зритель когда-нибудь повзрослеет?

- Как ни странно, в Москве на мои концерты приходят взрослые люди, мне даже хотелось бы видеть там публику помоложе, а на гастролях – вот как и во Владивостоке получилось – билеты раскупают девчонки…... Может, все дело в том, что взрослые привыкли думать: чего спешить, купим билеты в тот день, когда будет концерт...… А потом выясняется, что девочки все скупили за три дня… Я сам, кстати, так часто пролетаю: вижу в Москве интересную афишу, откладываю до последнего, потом звоню заказать билет – а билетов-то и нет…...

- Вы меняете репертуар в зависимости от того, какая в зале публика?

- Очень незначительно. Понимаете, у меня нет песен специально для взрослых и специально для девчонок. И если они нравятся еще кому-то – девчонкам, мальчишкам, тетям или дядям – замечательно.

- Что делаете с мягкими игрушками, которые вам дарят?

- Домой увожу. Кое-что музыканты забирают, но самых симпатичных я оставляю себе.

- Вы входите в десятку самых завидных женихов России…

- Не знал. С месяц назад все газеты как взбесились, хотели взять интервью, потому что, по опросам агентства “Комкон”, я стал самым сексуальным певцом после Энрике Иглесиаса или даже самым сексуальным, не помню точно...… Но это все ерунда. Несмотря ни на какие опросы, у меня бывают неудачи с девушками. Для кого-то, возможно, я и почти бог, а для кого-то это не имеет никакого значения…...

- Что определяет красоту девушки в ваших глазах?

- Я люблю умных девушек, с которыми можно поговорить. Красота – хорошо, но это далеко не все.

- На чьем концерте вы были в последний раз?

- Перед Новым годом – на концерте группы “Hi-fi”, там сейчас поет новая солистка, моя бывшая девушка...… Весь женский шоу-бизнес прошел через Андрея Губина. Ну, может, кроме Аллы Пугачевой, и слава богу (улыбается). Они все были умными, между прочим. Еще мне нравится группа “Динамит”. Я люблю разную музыку, даже был как-то на концерте Бориса Моисеева. Хороший артист, только песни дурацкие. Если бы он пел песни Андрея Губина, было бы намного круче (улыбается).

- А могли бы вы влюбиться в простую девушку, не из группы “Hi-Fi”, а из Владивостока, например?

- Ну, она сначала была просто моей девушкой, а потом уже стала солисткой. Устроил ее на работу, так сказать. И я встречался с девушкой из Владивостока, ее зовут Катя (в этот момент зазвенел сотовый Андрея, и судя по нежным репликам, это как раз звонила Катя), мы  до сих пор общаемся, она умный человек…...

- И в каждом городе у вас есть такая умница?

- Нет, не в каждом (смеется).

- А когда, в каком возрасте у эстрадной знаменитости должны появляться дети?

- Дети будут тогда, когда появится девушка, на которой я решу жениться, пойму, что она именно та, с кем я хочу связать свою жизнь. Да, романов на стороне у меня много, что скрывать, но сын пока только крестный. Его зовут Артем, он меня очень любит. Потому что я покупаю ему игрушки.

- Самая ваша дорогая награда?

- У меня мало наград, и я этим не загружаюсь, потому что практически все премии в России продаются. Можно запросто купить себе “Овацию”. Вот, пожалуй, только “Золотой граммофон” да “Песня года” более-менее честные премии. Ими и дорожу. Этим летом свои награды будут вручать Муз-ТВ и МТВ, на Муз-ТВ мне ничего не светит, там все продано (хотя я могу, конечно, купить себе премию, деньги есть, но зачем?), а на МТВ – посмотрим...… Их премию я бы получил с удовольствием.

- Вы были откровенны в нашем разговоре, будет ли книга, которую вы пишете, столь же честна?

- Да, если я вообще соберусь и допишу ее…. Вечно что-то отвлекает. Я много хочу в жизни, и не только писать песни, а еще, например, по-настоящему отдохнуть, попутешествовать…...

- Вы видели много городов России, есть ли такие, куда хочется вернуться?

- Я люблю Москву, красивые, необычные города - Владивосток, Одессу, Новосибирск, Санкт-Петербург, Сочи. В этих местах у меня словно груз спадает с плеч. И публика всегда замечательная (в этот момент опять затрезвонил телефон, и Андрей раздраженно его отключил, добавив несколько слов о тех, кто окольными путями разузнает номер, а потом молчит в трубку. Видать, даже привыкшую к народной любви звезду слепой фанатизм может достать. – Прим. авт.). Мы еще посетим пару городов, а потом буду работать дома: писать песни, снимать видео. Нужно, чтобы оставалось время для творчества и учебы.  Я учусь в Московском институте культуры (образование у Андрея среднее, в свое время его отчислили из Гнесинки. – Прим. авт.).

- Правда ли, что вы собираетесь уходить со сцены и заняться продюсерством?

- Как вам сказать...… Песня – это малая форма, это три-четыре минуты…... В нее не всегда успеваешь вложить то, что ты хочешь сказать людям, что есть на душе. Поэтому начинаешь задумываться о другом способе самовыражения: продюсировании или работе на телевидении. Тем более что мне неоднократно предлагали вести телепрограммы. Так что года два-три я еще попою, а что дальше будет – посмотрим.