Добрый человек в жестком формате

“Мне нравится имя Юра. Гагарин летал в космос, и меня назвали в его честь. Гошей зовут друзья. Кому-то я вообще нужен как Юрий Георгиевич. Это как картошка. Ты можешь по-разному ее приготовить, но при этом она не перестанет быть картошкой. Так что она – картошка, а я Куценко”, - с этой тирады начался наш разговор с исполнителем главных ролей в фильмах: “Мама, не горюй”, “Дети чугунных богов”, “Антикиллер”, “Апрель” и нескольких популярных телесериалах Гошей (Юрой) Куценко.

7 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1306 от 7 февр. 2003

“Мне нравится имя Юра. Гагарин летал в космос, и меня назвали в его честь. Гошей зовут друзья. Кому-то я вообще нужен как Юрий Георгиевич.
Это как картошка.
Ты можешь по-разному ее приготовить, но при этом она не перестанет быть картошкой.
Так что она – картошка, а я Куценко”, - с этой тирады начался наш разговор с исполнителем главных ролей в фильмах: “Мама, не горюй”, “Дети чугунных богов”, “Антикиллер”, “Апрель” и  нескольких популярных телесериалах Гошей (Юрой) Куценко.

- Юрий, складывается впечатление, что вы буквально перепрыгиваете с одной  съемочной площадки на другую. Только на фестивале “Кинотавр” были представлены три фильма с вашим участием: “Антикиллер”, “Дорога”, “Смеситель”. Боитесь что-то упустить?

- Добавьте к этому театр и телесериалы. А ведь у меня еще очень много идей, которые хотелось бы  воплотить до того, как придет старость. Вот тогда пойду работать на МTV или займусь развитием движения дружинников, стану дружить со всеми.

- А если серьезно?

- А если серьезно, то приступаю к репетициям пьесы Оксаны Заборушко “Полевые исследования украинского секса”. Для роли художника Николы стал брать уроки живописи. И хочу сказать, что в 35 лет никто так резко не начинал рисовать. У меня уже три работы!  Графин, вторая – ваза с фруктами акварелью, и третья – портрет гуашью. Никогда не мог и предположить, что в своей жизни буду так тщательно всматриваться в предметы и в людей, чтобы передать на бумаге игру красок и теней, проецировать мысли и чувства.  Параллельно готовлюсь к съемкам новых фильмов.

- Какие темы вас привлекли?

- Считаю, что в наше время, оглядываясь на последние несколько лет, самое актуальное – это национальная проблема.

- Значит, опять жесткое, беспощадное, криминальное кино… А в другом жанре вы себя неуютно чувствуете?

- Меня судьба не балует, не щекочет по утрам за пяточки. Все предложения обычно получаешь согласно своему актерскому статусу. Другой момент – согласование возможностей и желаний. Но возможности небезграничны.

- И где в ближайшее время  могут соединиться ваши возможности и желания?

- Скоро начнутся съемки картины “Четвертое желание”. Это такая рождественская сказка, в которой сыграю самого что ни на есть доброго волшебника, исполняющего желания женщины.

- И это первая из ваших добрых ролей?

- Да я всегда добрый. Просто снимаюсь в жестком кино.

- Юрий, и чего же, по-вашему, хочет женщина?

- Женщина не знает, чего она хочет, поэтому хочет всего и понемногу. Люди без желаний скучны. А для женщины это катастрофа, если она скучна.

- А что бы вы посоветовали своей семилетней дочке Полине как будущей женщине?

- Женщине что-либо советовать -  глупо. Все равно перевернет все с ног на голову. Самое элегантное слово для женщины – умница. Именно быть умницей я и посоветовал бы своей дочери.

- В одном из интервью вы сказали, что  любовь привела вас в театр. А что еще важного произошло с вами благодаря этому чувству?

- Любовь влияет на все. Это тотальный стресс сути человеческой, это великое интеллектуальное и чувственное напряжение. Любовь - это способность к откровенности с самим собой. Провокация на удар. Если хотите – это иммунитет чувств, который позволяет забыть о другой боли, присутствующей в жизни.  А еще любовь – это миллион мелодий.

- Такого каскада сравнений и эпитетов не ожидала.  Но чтобы услышать этот миллион мелодий, надо как минимум обладать музыкальным слухом.

- С этим все в порядке. У меня, кстати о музыке, есть проект с группой “Токио”. Мы играем арт-рок, готовимся снимать первый ролик. И это не с бухты-барахты: я всегда развивал свои вокальные данные  и сейчас занимаюсь с педагогом.

- Насколько мне известно, вы не только поете, но и сочиняете стихи. Как часто посещает вас муза?

- Стихи я что-то больше не пишу. Потому что начинаю впадать в состояние депрессии и истерики. Зато пишу песни, придумываю музыку. Да и вообще, все стихи уже написаны, так что очень сложно влезть в это пространство. И еще нужно глубоко пострадать, и писать тогда, когда ты этими чувствами коротаешь время. Хотя можно стать профессиональным стихотворцем, уехать куда-нибудь на две недели, выспаться, выйти на природу, посмотреть вокруг и сказать: “Как офигительно все вокруг!” Но стихами. Когда чувствую, что у меня полдня свободы, беру книгу Бродского. Мечтаю сделать спектакль и почитать под музыку его стихи.  Но даже если этого не случится, не буду особо жалеть. Хочу делиться тем, что у меня получается. А если ничего получаться не будет, так и делиться не буду. А о жизни поговорить – это с друзьями на кухне…