На прилавках есть все

«Везде импортный товар, и очень дорогой» - с таким заголовком под рубрикой «Уровень жизни» была опубликована одна из корреспонденций в 1000-м номере «Владивостока», который вышел в свет 17 июля 1993 года.

17 янв. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1294 от 17 янв. 2003

«Везде импортный товар, и очень дорогой» - с таким заголовком под рубрикой «Уровень жизни» была опубликована одна из корреспонденций в 1000-м номере «Владивостока», который вышел в свет 17 июля 1993 года.

Сразу скажем: прочтенные свежим взглядом строки, кои мы сами и написали без малого 10 лет назад, как бы высветили те изменения, что в текучке будней быстро забываются. Но кое-что, причем всем заметное, остается неизменным.

“Продолжает сохраняться тенденция роста цен и тарифов на товары народного потребления и услуги, - сообщал “В” 17 июля 1993 года. Увы, неизбывной оказалась эта тенденция! – Наиболее подорожал ржаной хлеб. Например, дарницкий хлеб во Владивостоке, который еще и не везде купишь, стоит 220 рублей за килограмм”.

Сегодня как дарницкий, так и любой другой хлеб не в дефиците и в краевом центре, и по всему Приморью: разновидностей уйма. А вот сопоставить тогдашние цены с теперешними трудно – за прошедшее время и нули с купюр убирали, и соотношение рубля с долларом менялось не в лучшую для нас сторону… Но не оспорить тот факт, что стоимость буханки хлеба с каждым годом растет.

“Повысились цены на макаронные изделия, - констатировал “В” в 1993 году. – Существенное влияние при этом оказал импорт: в продаже появились импортные спагетти по весьма высоким ценам”. Теперь-то на заграничные макароны никто не бросается, хотя в продаже они есть – в супермаркетах, где буквально все недешево.

Спрос же небогатых покупателей сегодня вполне удовлетворяет российская бакалейная продукция, которой полным-полно и на оптовых рынках, и в любом магазинчике. К слову, из импортных макаронных товаров с отечественными наиболее успешно конкурируют изделия фирмы “Султан” из Казахстана, дешевые и качественные. Не зря советская молодежь распахала там целину: отлично растет в Петропавловской области пшеница твердых сортов…

“По наблюдениям статистиков, на потребительском рынке продовольствия отмечается резкое сокращение ассортимента мясопродуктов, птицы”, - тревожился “В” 10 лет назад. Мы тогда и представить себе не могли мясное изобилие сегодняшних дней. Пройдешься нынче, к примеру, по Луговскому рынку – в глазах рябит от разнообразия свинины, говядины, баранины, птицы. Были б деньги!

Тут, однако, не грех вернуться к заголовку 1993 года. К сожалению, надежды на местного производителя оправдались далеко не в полной мере. Приморских мяса-птицы мало, причем они гораздо дороже привозных. Но и омская говядина со свининой, благовещенские цыплята дороже, чем мясо, а также целые и расчлененные куры, индюшки из Австралии, Америки, Канады, Франции, Бразилии… Например, бразильский цыпленок стоит 48 рублей за килограмм, приморский – аж на десятку больше. Ну а нагрянувшая минувшей весной угроза остаться без импортных окорочков повергла в уныние десятки тысяч наших земляков, для которых 30-40-рублевые куриные ноги стали единственно доступным видом мяса.

“Во Владивостоке продмаги в основном предлагают продукты питания импортного производства: американское сливочное масло, голландскую и китайскую тушенку, южнокорейские соки и кондитерские изделия”, - читаем мы в своей газете 10-летней давности. Да, в то время случалось всякое. Помню, купила в ожидании гостей за бешеные деньги итальянскую тушенку, оказавшуюся чем-то вроде жирной мясной крупки, которая в отварной картошке попросту расплавилась. Гости решили, что им подали картошку с комбижиром.

Сейчас большинство покупателей, как сказали корреспонденту “В” продавец Татьяна Овчаренко и многие ее коллеги, предпочитает продукты российского производства, благо они на прилавках есть. В свое время мы утолили любопытство, отведав салями, болоньи и прочей иностранной колбасы. Пришли к выводу, что наша – вкуснее, и теперь выбираем среди сотен наименований продукции владивостокских, находкинских, покровских производителей.

Когда появилась в продаже московская и другая российская тушенка, “Великая стена” сразу сдала завоеванные в нашем крае позиции. А нынче даже московской многие пренебрегают ради “Нивы” – тушенки, что делают у нас в поселке Кировском.

Точно так же постепенно ушли в сторонку корейские соки, ведь появившиеся за эти годы в торговле российские оказались не хуже и куда дешевле, особенно после августа 1998 года. Сраженная дефолтом отечественная пищевая промышленность, слава богу, поднялась-таки с колен, и теперь в магазинах ассортимент на любой вкус: приморское и алтайское сливочное масло, краснодарский сок, челябинские мука и крупа, петербургский и хабаровский кетчуп, конфеты и печенье как местные, так и из Москвы, Ульяновска, Екатеринбурга, Благовещенска…

Все бы хорошо, да только цены растут и растут, тарифы вздымаются еще круче, а зарплаты за ними никак не поспевают. Так что по сравнению с 1993 годом стоимость жизни безусловно повысилась, а вот уровень жизни – отнюдь.