После посещения детского дома не могу заснуть

«С каждым годом растет число отказных детей и детей, отцы и матери которых лишены родительских прав. Одновременно увеличивается и количество бесплодных супружеских пар. Вроде бы два одиночества – брошенный ребенок и бездетные супруги – должны притягиваться друг к другу. Но ребятишки не могут выбирать родителей, а взрослые по вполне понятным причинам боятся взять неблагополучного ребенка. Однако страхи эти во многом преувеличены. Одинокие дети чаще всего неблагополучны лишь по судьбе. Ну не повезло им родиться в счастливой семье! В остальном же это обыкновенные малыши, только чуть отстающие в развитии от домашних, залюбленных взрослыми крох». («На учете не состоит», 2 августа)

27 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1287 от 27 дек. 2002

«С каждым годом растет число отказных детей и детей, отцы и матери которых лишены родительских прав. Одновременно увеличивается и количество бесплодных супружеских пар. Вроде бы два одиночества – брошенный ребенок и бездетные супруги – должны притягиваться друг к другу. Но ребятишки не могут выбирать родителей, а взрослые по вполне понятным причинам боятся взять неблагополучного ребенка. Однако страхи эти во многом преувеличены. Одинокие дети чаще всего неблагополучны лишь по судьбе. Ну не повезло им родиться в счастливой семье! В остальном же это обыкновенные малыши, только чуть отстающие в развитии от домашних, залюбленных взрослыми крох». («На учете не состоит», 2 августа)

Вот уже полгода вместе с сотрудниками владивостокского представительства Всемирной ассоциации детей и родителей езжу я по детским домам, домам ребенка, больницам, в которых выхаживают новорожденных. Везде – только внешняя сторона благополучия. Дети накормлены, одеты, окружены вниманием и заботой. Но в душе каждого крошечного человечка живет огромная боль. Малыши прекрасно понимают, что нет в мире того единственного сердца, в котором они бы занимали главенствующее место. Им всем нужны родители. Поэтому большой занозой осталась встреча в одном из детских учреждений, руководитель которого сказала: «Ни к чему наших рекламировать. Разберут всех – мы без работы останемся». Сказать, что мы были ошарашены, значит, не сказать ничего. Работать с детьми и не желать им счастья? Как хорошо, что таких единицы. Основная масса воспитателей, медиков, поваров – другие. Они всю душу отдают своим подопечным, некоторых даже усыновляют. В маленьком детском доме одного из отдаленных поселков мальчишка ждет, пока воспитательница сумеет улучшить свои жилищные условия – в одной комнатенке им не поместиться. Но он абсолютно уверен – скоро станет сыном, да уже и чувствует себя им. Восхищаюсь такими людьми.