Так яйцо или курица?

Кинофестивали предполагают фуршеты и застолья. Многочасовые просмотры конкурсных кинолент, пресс-конференции, но уж вечером… сплошное неформальное общение. И, как это ни печально, но не фонтанируют знаменитости симпатиями к нашему брату журналисту. Одно слово– борзописцы…

6 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1278 от 6 дек. 2002

Кинофестивали предполагают фуршеты и застолья. Многочасовые просмотры конкурсных кинолент, пресс-конференции, но уж вечером… сплошное неформальное общение.  И, как это ни печально, но не фонтанируют  знаменитости симпатиями к нашему брату журналисту.
Одно слово– борзописцы…

Оказавшись рядом за столиком с Леонидом Ярмольником,  я невольно была втянута в нелицеприятную беседу.

- Вы, журналисты, делаете себе имя на нашей популярности, на выворачивании наизнанку нашей личной жизни. За что вас прикажете любить? - возмущался Ярмольник. – Сидите с невинным  взором, а сами только и подмечаете, кто лишнюю рюмку хватил, кто с кем в обнимку удалился. Чем желтее ваша информации, тем больше почета и уважения в своей тусовке. Что, не так?

- А почему вы, Леонид, игнорируете тот факт, что и о ваших блестящих успехах публике сообщают те же журналисты? – попыталась я робко возразить.

- Но имя–то вы себе делаете на скандальных статьях!

- Ну так и вы порой становитесь популярными, сыграв роль, допустим, конченого негодяя, -  парировала я. – К тому же частенько именно скандальная информация привлекает внимание к малозаметной личности. А вот уметь правильно ею воспользоваться – это уже ваша задача.

- Интересный поворот, - несколько опешил Леонид. – Все равно, не люблю я вас, журналистов.

Но его мефистофельская бородка выглядела уже не так воинственно.

Но куда же деваться от своей профессиональной наблюдательности, как бороться с буквально лезущими на глаза ситуациями, эпизодиками из закадровой жизни актерско-режиссерской братии?

Хочешь не хочешь, а заприметишь, что гостья “Кинотавра” Алла Пугачева к завтраку вышла в белом и с Максимом Галкиным, а к ужину – в черном и с Филиппом Киркоровым. А не вызывающий интереса у журналистов Антон Табаков каждый день разгуливает по пляжу, не отнимая от уха сотовый телефон, привлекая внимание окружающих шумными возгласами: “Крутитесь сами, через три дня буду в Москве!” или “Без меня ничего не подписывай!” Понятное дело, ресторанный бизнес – это вам не фунт изюма.

 Или, к примеру, наша дальневосточная красавица Ольга Дроздова. Когда она “сражалась” в настольный хоккей с горячим Тиграном Кеасояном, издавала такие возгласы то восторга, то отчаяния, что любопытствующего народу собралось вокруг немало. А уж фотографы нащелкали уникальных снимков. Запечатлеть такой неподдельный азарт, такую динамику – тоже профессиональная удача.

…Ну перебрал Владимир Меньшов лишку, ну запнулся за столик, за которым мило сидели среди друзей Маша Шукшина, Вера Сотникова, Карен Шахназаров. Ну грохнулся столик, с которого все посыпалось, народ повскакивал… Так Меньшов и головы не повернул, пошатываясь и ворча продолжил движение к выходу. А рядом слышу голос Марка Рудинштейна: “Оскароносец-то сокрушимый…” Дивный каламбур.