По следам Арсеньева

На здании железнодорожного вокзала г. Дальнереченска недавно появилась памятная доска. Пассажиры в ожидании поезда нередко останавливаются перед ней. На граните выбиты слова: «На станции Иман (Дальнереченск) 27 (15) ноября 1906 года была завершена первая исследовательская экспедиция путешественника и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева».

6 дек. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1278 от 6 дек. 2002

На здании железнодорожного вокзала г. Дальнереченска недавно появилась памятная доска. Пассажиры в ожидании поезда нередко останавливаются перед ней. На граните выбиты слова: «На станции Иман (Дальнереченск) 27 (15) ноября 1906 года была завершена первая исследовательская экспедиция путешественника и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева».

- Вообще-то таежный следопыт впервые оказался в Имане еще в 1900 году, когда догонял свой полк, - рассказывает Геннадий Погребной, действительный член Общества изучения Амурского края, по инициативе которого и при финансовой поддержке администрации г. Дальнереченска была открыта мемориальная доска. – Тогда это  был молодой, никому не известный офицер, который остановился ненадолго в станице Графской, в штабе графа Муравьева-Амурского. Позже судьба еще не раз приводила Арсеньева в эти места, например, в 1913 году он побывал здесь с секретной экспедицией.

А вот как рассказывал сам писатель  о своем путешествии в Иман в 1906 году на последних страницах книги «По Уссурийскому краю»: «...За туманными горами на западе догорала вечерняя заря, со стороны востока уже надвигалась холодная, темная ночь…

Собрав последние остатки сил, мы потащились к станции, но, не дойдя до нее каких-нибудь 200-300 шагов, сели отдыхать на шпалы. Проходящие мимо рабочие удивились тому, что мы отдыхаем так близко от станции… Жандармы тоже поглядывали подозрительно и, вероятно, принимали нас за бродяг. Наконец мы добрели до поселка и остановились в первой попавшейся гостинице. Городской житель, наверное, возмущался бы ее обстановкой, дороговизной и грязью, но мне она показалась раем. Мы заняли два номера и расположились, как «богатые».

Все трудности и лишения остались позади…

Следующий день, 16 ноября, В.  К. Арсеньев провел в пос. Иман. Утром он нанес визит начальнику местного участка Уссурийского казачьего войска Г. Ф. Февралеву, который ссудил его деньгами. «Вечером  мы ходили в баню, - завершал повествование Владимир Клавдиевич. – За время путешествия я так сжился с людьми, что мне не хотелось от них отделяться. После бани мы все вместе пили чай. Это было в последний раз. Вскоре пришел поезд, и мы разошлись по вагонам. 17 ноября, вечером, мы прибыли в Хабаровск».