Следствие закончено, забудьте

Четвертые сутки находится во Владивостоке - сначала на рейде, а последние дни у 51-го причала рыбного порта - малый транспортный рефрижератор “Тулун”, так громко прозвучавший на минувшей неделе.

26 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1271 от 26 нояб. 2002

Четвертые сутки находится во Владивостоке - сначала на рейде, а последние дни у 51-го причала рыбного порта - малый транспортный рефрижератор “Тулун”, так громко прозвучавший на минувшей неделе.

“В” уже рассказывал об этой маловразумительной полукриминальной истории, связанной то ли с захватом, то ли с пиратским нападением, то ли с обычным бандитским дележом собственности – в данном случае в роли объекта дележа оказались рыбацкие суда. Сплошная криминализация этой отрасли давно стала притчей во языцех; однако никогда прежде резонанс бандитских разборок не достигал столь высокого уровня – как известно, в скандал вынуждены были вмешаться президент, глава правительства, министерства обороны и иностранных дел, Федеральная пограничная служба.

Найти сегодня какие-либо концы в этой свежей, казалось бы, истории не представляется возможным – высокопоставленные товарищи, услышав вопросы про “Тулун,” делают удивленные лица: “О чем вы говорите? Все нормально. Ничего особенного не произошло…...”

Но в таком случае у журналистов – в том числе у нашей газеты – появляется один, но главный вопрос: кто подставил президента? Кто вмешал его имя в бандитские разборки? Или президенту России больше нечем заняться? Вопросы, ясное дело, неприятные. И чем больше звезд на погонах, тем неприятнее они звучат. Однако очень не хотелось бы, чтобы эти вопросы не остались без ответа.

Слова, вынесенные в заголовок, – римейк названия известного итальянского фильма, снятого лет 30 назад; речь в нем шла о поголовной коррумпированности правоохранительных органов. Правда, на высоты государственной власти не замахивались даже реалистически и критически настроенные итальянцы.

Несколько успокаивает лишь тот факт, что по прибытии “Тулуна” в порт первыми на его борт поднялись представители органов, которые принято называть компетентными. Может быть, некоторое время спустя у них хватит воли и мужества рассказать о предыстории, самой истории и послесловии к ней?

Или общество недостойно получения такой информации?