Послевоенный венец

В победном 45-м наступило время свадеб. Вроде бы и надо было подождать, когда закончится разруха и мирная жизнь наберет обороты, но кому по силам собственными руками отодвинуть счастье, заморозить чувства? Скромные послевоенные торжества, конечно, не сравнить с нынешними. На невестах не было белых воздушных платьев, о золотых обручальных кольцах многим тоже оставалось только мечтать. Глядя на Ольгу и Сергея – молодую красивую пару, семейный союз которых рождался на их глазах в канун предстоящей годовщины Дня Победы, – даже мужественные главы почтенных семейств украдкой смахивали слезы: радостно за сегодняшнюю молодежь и, что уж скрывать, завидно! Но не только поэтому растрогались гости Первореченского загса, приглашенные сюда 4 мая на праздник в их честь «Как молоды мы были». По полвека и более супруги вместе, но вдруг так отчетливо вспомнились первая встреча и первое свидание, первый поцелуй и первое объяснение в любви…

21 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1269 от 21 нояб. 2002

 В победном 45-м наступило время свадеб. Вроде бы и надо было подождать, когда закончится разруха и мирная жизнь наберет обороты, но кому по силам собственными руками отодвинуть счастье, заморозить чувства? Скромные послевоенные торжества, конечно, не сравнить с нынешними. На невестах не было белых воздушных платьев, о золотых обручальных кольцах многим тоже оставалось только мечтать. Глядя на Ольгу и Сергея – молодую красивую пару, семейный союз которых рождался на их глазах в канун предстоящей годовщины Дня Победы, – даже мужественные главы почтенных семейств украдкой смахивали слезы: радостно за сегодняшнюю молодежь и, что уж скрывать, завидно! Но не только поэтому растрогались гости Первореченского загса, приглашенные сюда 4 мая на праздник в их честь «Как молоды мы были». По полвека и более супруги вместе, но вдруг так отчетливо вспомнились первая встреча и первое свидание, первый поцелуй и первое объяснение в любви…

Весной 45-го любовь, как откровение, ворвалась в жизнь Алексея Бондаренко. С 14 лет – в этом возрасте он стал юнгой – у мальчишки была только одна горячая влюбленность – в море. До девушек ли было, а особенно в годы войны? Участвовал в тяжелых рейсах по перевозке военных грузов. Накануне победы исполнилось 29. Мама заволновалась: «Жениться парню пора!» И в одну из коротких побывок сына созвала дома целый парад невест. В тот памятный апрельский вечер Алексей и выбрал свою Валеньку. Сразу, без малейших колебаний и сомнений. И на всю жизнь.

В июле, когда первое мирное лето завораживало своим, казалось, особенно буйным цветением, зарегистрировали брак в Первореченском загсе Владивостока, в седьмой школе, где он тогда располагался. А через день мужу снова нужно было в море.

Алексей Кузьмич всю жизнь, пока хватало сил, работал в Дальневосточном морском пароходстве. Такой был удел у этой семьи: встречи – расставания, снова встречи и снова прощания.

- Говорят, семьи непрочные, когда нет возможности постоянно быть рядом, - расспрашиваю опытного семьянина и моряка. – А вашему браку за 57 лет никакие штормы оказались не страшны. Что бы вы посоветовали Ольге и Сергею Скляровым, которые сегодня стали мужем и женой?

- Любить друг друга. И уважать. Рецепт, наверное, очень простой, но зато самый верный.

Как бы я ни выпытывала секреты долгого семейного счастья еще и у других участников праздника, услышала то же самое. Но вот что интересно. Все четыре семьи-долгожительницы, которые чествовали в этот день друзья и родственники, представители городской администрации и военкомата, воины-тихоокеанцы и военно-патриотический клуб, появились на свет настолько стремительно, что обдумывать столь серьезный шаг было просто некогда.

- Вы все, уважаемые женихи, - обращается от имени организаторов к убеленным сединами и приодетым в парадные мундиры с трудовыми и боевыми наградами виновникам торжества Анна Долгова, - влюбились в своих избранниц с первого взгляда. Одной встречи было достаточно, чтобы принять решение, сделать свой выбор раз и навсегда.

Так совпало или это логика жизни?

Сергей Михайлович и Зинаида Ерофеевна Цыбизовы познакомились в прифронтовом Таганроге на вечере в училище ПВО. Первый танец – и оба поняли, что нашли друг друга. Поженились в этом же городе осенью 45-го, когда закончилась война и Сергею пришла пора собираться по распределению в дорогу – на Дальний Восток. Этот путь стал лишь началом бесконечных кочевок по «точкам» за мужем-радиолокаторщиком. Семейными «апартаментами» были и кубрик за печкой, и землянка, где стояли аппараты и бегали крысы. Когда перебрались на Сысоевский маяк, где дали комнату с печкой, это казалось верхом комфорта.

Единственное, что угнетало Зинаиду Ерофеевну, - отсутствие для нее самой работы в таких отдаленных местах. Поэтому как самое хорошее время вспоминает годы на Сахалине, где муж был начальником штаба полка, а она могла работать.

- Я такая счастливая и гордая за свою семью, - вырвалось искреннее признание у женщины. – И сегодня я тоже счастлива. Нам вернули нашу молодость.

По сравнению с Бондаренко и Цыбизовыми еще две семейные пары, с которыми посчастливилось познакомиться в этот день, - просто молодежь. Владимир Петрович и Валентина Петровна Горевы в апреле отметили 50 лет совместной жизни, а у Виктора Александровича и Клары Давыдовны Шур золотая свадьба как раз совпала с приглашением в Первореченский загс.

Надо было слышать, с какими трогательными подробностями вспоминали женихи свои ухаживания за будущими женами. Виктор Шур увидел красавицу Клару на главном проспекте города Измаила и проявил всю свою изобретательность и галантность, чтобы познакомиться и не быть отвергнутым из-за чрезмерной настойчивости. Владимир Горев был скромнее и застенчивее, но тоже сумел добиться расположения понравившейся ему девушки. Памятная встреча произошла в буфете железнодорожной станции на Первой Речке. Во Владивостоке демобилизованный старшина вместе со своими сослуживцами дожидался в палаточном городке отправки домой, на запад. Но так никуда и не уехал – случайная встреча породнила его с Владивостоком.

…Если это судьба, то ее узнаешь сразу, стоит только заглянуть в глаза.

На прощание участники праздника подняли бокалы.

- За нас, молодых! – предложил Виктор Александрович Шур. Оспаривать это никто не собирался.