Спасительная экспансия «Примтеплоэнерго»

Создание чуть более года тому назад краевого государственного унитарного предприятия «Примтеплоэнерго» стало одним из наименее спорных нововведений администрации Сергея Дарькина. Проведенная централизация муниципальных котельных и теплосетей позволила аккумулировать значительные ресурсы: годовой оборот предприятия достигает 6 миллиардов рублей, в безвозмездном пользовании находится на 2 миллиарда рублей основных фондов, общая численность персонала превышает 10 тысяч человек. «Примтеплоэнерго» стало крупнейшим предприятием региона – за исключением федеральных структур и «большой энергетики».

20 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1268 от 20 нояб. 2002

Создание чуть более года тому назад краевого государственного унитарного предприятия «Примтеплоэнерго» стало одним из наименее спорных  нововведений администрации Сергея Дарькина. Проведенная централизация муниципальных котельных и теплосетей позволила аккумулировать значительные ресурсы: годовой оборот предприятия достигает 6 миллиардов рублей, в безвозмездном пользовании находится на 2 миллиарда рублей основных фондов, общая численность персонала превышает 10 тысяч человек. «Примтеплоэнерго» стало крупнейшим предприятием региона – за исключением федеральных структур и «большой энергетики».

Именно за счет укрупнения удалось обеспечить запас прочности, который позволил краю в этом году справиться, например, с недавним двукратным повышением цен на мазут. Впервые за много лет в ходе подготовки к зиме не только залатывались наиболее крупные прорехи, но и проводилась плановая реконструкция котельных и теплотрасс. Уже тот факт, что практически каждое (за исключением Владивостока, отапливаемого «Дальэнерго» от крупных ТЭЦ, и «печного» Тернейского района) муниципальное образование края добровольно вошло в состав «Примтеплоэнерго», говорит о правильности пути, на который вышла в прошлом году приморская коммунальная энергетика. О том, как приморская коммунальная энергетика начала зимний отопительный сезон, о проблемах с  платежами и топливом рассказывает генеральный директор «Примтеплоэнерго» Михаил ГИЛЕВ:

- Если коротко, то в зиму мы вошли нормально, спокойно, в срок и без особых происшествий. Если бы нам не выдумывали проблем, в реальности не существующих, было бы совсем хорошо.

- И кто же их выдумывает? Вероятно, журналисты?

- Судите сами: в поселке Оленевод Надеждинского района шесть или семь лет вообще никто не топил, люди выживали самостоятельно. Когда мы взяли на себя ответственность за район, то, подумав и посоветовавшись с администрацией района, с населением, решили ставить печки на угле и дровах в каждой кухне, с водоподогревом и разводкой по квартире. Центральное отопление людям не нужно, да и расплатиться за него они не смогут – ни работы, ни зарплаты, а дрова рядом, в лесу. Стали работать по этой схеме, уже сдали первый дом, через месяц заканчиваем весь поселок. И вдруг «выясняется», что по вине «Примтеплоэнерго» люди в Оленеводе до сих пор сидят без тепла. Другой пример - поселок Новый того же района. Здесь мы достраиваем новую котельную, на днях запускаем, а пока топимся на старой, одним котлом. Достраиваем, что называется, с кровью, есть проблемы с подрядчиком. И вот доехал туда некий журналист и возвестил, не разобравшись: в Новом нет тепла, котельную еще не сдали.

- Неужели нет действительных проблем? А Хасанский район?  

- Хасанский район вошел в состав «Примтеплоэнерго» только на прошлой неделе, с 15 ноября. Здесь мы только приступили к разбору завалов, создавшихся за последние 5-7 лет. Работаем быстро, привлекаем силы ремонтников из других муниципальных образований. Наши специалисты из головного офиса, инженеры из ремонтной группы работают там безостановочно уже вторую неделю, готовят план первоочередных работ и сразу же реализуют этот план. Район этот, наверное, в силу исторической изолированности является своеобразным «государством в государстве». Мы его приняли под свое крыло по настоянию краевой администрации, иначе люди замерзнут зимой, сколько денег из краевого бюджета туда ни направляй. Специалистов нет. Никто не знает, что нужно делать. И вот собирается районная дума, которая до этого год не собиралась, и говорит нам: мы не хотим в «Примтеплоэнерго», потому что с нами никто не советовался. А на календаре – 13 ноября. Вот еще проблема на наши головы: убеждать депутатов, что мы им ничего не испортим. А в остальном - работаем, справляемся. В целом задачу на этот сезон мы сформулировали так: создать запас прочности и систему оперативного реагирования на возникающие аварийные ситуации. Ведь все понимают: никаких штатов и никаких денег не хватит, чтобы за один сезон практически построить заново систему теплоснабжения целого края. На восстановление уйдет лет пять-семь при условии устойчивого финансирования на нынешнем уровне и нормальных платежах потребителей за оказанные услуги. Иначе печки на дровах придется ставить не только в поселке Оленевод, но и во всем крае.

МАЗУТ НЫНЧЕ ДОРОГ…

- Михаил Сергеевич, летом ваше предприятие критиковали за недостаточные запасы топлива. Осенью поставщики резко повысили цены на мазут. Как вам удалось «разрулить» эту ситуацию, достаточно ли запасено топлива?

- На начало ноября в хранилищах было 94,6 тысячи тонн угля и 92,4 тысячи тонн мазута. Это запас на 50-70 дней, то есть вполне достаточно с учетом поставок топлива в перспективе. Что произошло с ценами на мазут? В начале этого года он стоил 2550 рублей за тонну и меньше, сейчас – более 5 тысяч рублей. Кстати, цены не осенью повысились, а с весны еще начали расти. Характерно, что это повышение практически не коснулось цен на бензин и солярку. Оно было обусловлено повышенным спросом на топочный мазут на внешнем рынке и отменой государственных балансовых заданий, которые заставляли производителей оставлять часть нефтепродуктов на внутреннем рынке и продавать по разумным ценам. Так было в предыдущие годы, это была стандартная практика, но теперь государство отказалось от введения балансовых заданий как нерыночной меры. Поэтому приоритет коммерческих интересов направил российский мазут на экспорт, что привело к дефициту внутри страны, особенно легких мазутов марок М-100 и М-40. Традиционные крупные поставщики - такие, как «Альянс» и ЮКОС,  нефтеперерабатывающие заводы в Хабаровске, Комсомольске, Ангарске и Ачинске,  сосредоточились на экспорте и отказались принимать участие в конкурсах краевой администрации на поставку топлива для коммунальной энергетики. Первые торги вообще не получились, вторые прошли без ЮКОСа и «Альянса». В результате мы имеем то,  что имеем: в краевом бюджете заложена цена мазута 3500 рублей, в реальности она составляет сейчас 5300-5500 рублей за тонну. На рынке остался только тяжелый, но при этом дорогой мазут. Сейчас нужда заставляет нас и его использовать. Нашим инженерам на местах приходится очень много и изобретательно работать, чтобы оборудование функционировало и сейчас, и при еще более низких температурах. В любом случае к сильным холодам будем закупать легкие мазуты, хоть это и очень дорого.

- Что мешало краевой администрации закупить топливо раньше, в начале года или хотя бы летом?

- В первую очередь, отсутствие достаточных объемов емкостей для его хранения. Собственные емкости позволяют создать всего лишь месячный запас, остальное приходится арендовать. К тому же летом проводился ремонт мазутохранилищ. Главное, никто не мог знать, что цены повысятся, да еще и настолько. Потом какое-то время надеялись, что правительство изменит свою позицию в отношении балансовых заданий. Массированные закупки начали, только когда ждать уже было нельзя. Закупать же топливо весной и в начале лета – это означает заморозить средства, необходимые на проведение ремонтной кампании. Или топливо с лета – или нормальный ремонт. Все это делается на деньги, собранные с потребителей, а предоплату мы не берем. Наоборот, стараемся везде ввести двенадцатимесячный платеж. Это оплата в рассрочку. Потребляешь тепло полгода, а рассчитываешься за него весь год.

- Михаил Сергеевич, но с углем-то положение получше?

- Да, и это улучшение связано прежде всего с более строгим контролем качества нашими собственными экспертами и лабораторией в Находке, сотрудничество с которой мы намерены продолжить.  Отказ от закупки так называемых рядовых углей в пользу высококалорийных позволил за полгода сократить удельные расходы на 10 процентов. Угольная пыль хороша для котлов «Дальэнерго», но для наших котельных неприемлема. Проблема в том, что приморские разрезы не дают каменных углей, их добывают только на шахтах Партизанска. Мы забрали весь партизанский уголь себе, что позволило шахтерам резко увеличить добычу: до прихода «Примтеплоэнерго» шахтеры поставляли на внутренний рынок 20-30 тысяч тонн в год, сейчас готовы поставлять нам до 150 тысяч тонн угля ежегодно.

НЕДОВЕРИЕ МУНИЦИПАЛИТЕТОВ ПРЕОДОЛЕНО

- В минувшую пятницу состоялось подписание договоров о вхождении в «Примтеплоэнерго» ЖКХ Хасанского района. Недавно корреспонденты «В» побывали в командировке в Славянке и убедились, что к началу отопительного сезона было готово не более 30 процентов жилого фонда. Надо полагать, вы начинаете свою работу в районе с аврала. Но в чем, на ваш взгляд, состоит причина столь нетипичного для сегодняшнего Приморья провала?

- Причина в том, что с середины 90-х годов там никто не занимался коммунальной энергетикой, то есть буквально никто: не было управления ЖКХ, не было заместителя главы по ЖКХ. Не было и должного внимания к тарифам, которые в результате остались на уровне 1995 года. Краевая администрация выделила значительные ресурсы на подготовку Хасанского района к зиме, поэтому удалось подготовить котельные и тепловые магистрали. Проблема - в разводящих (межквартальных) и внутридомовых сетях. В Славянке  не было подключено более 40 домов, в других населенных пунктах положение не лучше. Поэтому сейчас все наши ремонтно-производственные ресурсы направлены на Хасан. Это 15 звеньев, включающих сварщиков и сантехников с оборудованием из других муниципальных образований. Кроме того, активно работают бригады «Дальэнергомонтажа». Мы решаем одновременно две задачи, требующие максимального напряжения: подключение домов к отоплению и создание предприятия – филиала «Примтеплоэнерго». Здесь для повсеместного запуска тепла требуется дополнительно около 5 миллионов рублей из резервного фонда краевой администрации.

- Если бы коммуналку района вам передали еще в прошлом году, этих лишних расходов можно было бы избежать. Об этом говорит пример Смоляниново, население которого замерзало в предыдущую зиму, а теперь положение нормализовалось. Муниципалитеты, похоже, не слишком быстро отреагировали на возможности, предоставляемые переходом в «Примтеплоэнерго»?

- Да, были проблемы с руководством ряда муниципальных образований. Они не слишком нам доверяли поначалу, боясь лишиться значительной части своих бюджетов. Но прозрачность наших финансов и возможности единой ремонтной политики позволили преодолеть недоверие. Например, в Шкотовском районе нам сначала передали только теплосети, а теперь уже сгружают и все остальное хозяйство. Хасан передал всю коммуналку полностью. Наш главный инженер  Александр Алексеевич Иус, энергетик до мозга костей, ворчал тут на днях: «Только я еще твердых бытовых отходов не вывозил. Уволюсь к чертовой матери!». И отходами теперь занимаемся, и водоснабжением. Кто везет, на того и грузят, обычное дело.  Зато муниципалы получили возможность сосредоточиться на других проблемах, поскольку «Примтеплоэнерго» снял с них большую часть ответственности за наиболее сложную сферу забот местных администраций. Практически нам осталось подписать договор только с Черниговским районом – эта процедура намечена на 1 декабря.

ЕСТЬ ТАКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ!

- Тем не менее муниципалитеты тоже готовятся к зиме, поскольку подготовка не ограничивается отоплением…

- Да, и краевая администрация в этом участвует по полной программе – и финансово, и организационно. Но теперь в крае есть предприятие, которому можно поручить дело и спросить за его выполнение, которое способно гарантировать тепло в квартирах приморцев. Вот этого и добивался губернатор, организуя «Примтеплоэнерго»: чтобы его заместители не сидели неделями на котельных, чтобы обычные для изношенной техники аварии не получали политический резонанс, чтобы подготовка к зиме не превращалась в войну всех со всеми, чтобы ЖКХ стало нормальной отраслью экономики. В конце концов отопление – это обычное коммунальное хозяйство, а не политическая борьба и не ежедневный подвиг. Мы делаем свою работу, и если объективно -  неплохо делаем. Только о нашей работе надо говорить не  политическими терминами, а  техническими. Не надо искать в ней поводов для скандалов, и тогда все, что мы делаем, станет гораздо понятнее людям. Тем людям, для кого и на кого мы в конечном счете  работаем, - жителям Приморского края.