Тварь дрожащая?

В Ленинском районном суде Владивостока завершено слушание дела об убийстве гражданина Бориса Егорова. Несколько выстрелов из обреза ружья 16-го калибра в голову и контрольный – в печень оборвали его жизнь 15 мая прошлого года. Сегодня, к сожалению, убийством никого не удивишь, и присутствие представителей средств массовой информации на оглашении приговора объяснялось крайне колоритной личностью обвиняемого.

20 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1268 от 20 нояб. 2002

В Ленинском районном суде Владивостока завершено слушание дела об убийстве гражданина Бориса Егорова. Несколько выстрелов из обреза ружья 16-го калибра в голову и контрольный – в печень оборвали его жизнь 15 мая прошлого года. Сегодня, к сожалению, убийством никого не удивишь, и присутствие представителей средств массовой информации на оглашении приговора объяснялось крайне колоритной личностью обвиняемого.

Пламенный борец с оккупационным режимом демофашистов, истинный революционер, организатор партизанских отрядов для проведения подрывных операций на территории бедствующей России, автор брошюры “Стратегия нашей победы”, главный редактор газеты “Молодой коммунист”, член Верховного совета СССР созыва 2001 года, глава экстремистской организации “Реввоенсовет” (самая громкая акция организации - взрыв памятника Николаю II в подмосковном селе Тайнинском 1 апреля 1997 года и подготовка взрыва памятника Петру I работы Церетели, а цель – не менее чем восстановление советской власти и Советского Союза в границах 1991 года)  Игорь Губкин был приговорен к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Идеологический борец попался на банальной уголовщине.

Свидетели преступления и родственники убитого (между прочим, на сайтах прореволюционных газет пожилого разорившегося предпринимателя, проживавшего в пятиэтажке на улице Адмирала Кузнецова, называли не иначе, как “серый кардинал владивостокской мафии”) опознали и машину, в которой Губкин приехал на место преступления, и его самого. Всплыли на суде и поддельные документы, которыми пользовался Губкин – видимо, по примеру соратников 100-летней давности. Рассмотрев доводы защиты и обвинения, суд решил, что факт совершения Губкиным убийства доказан, хотя в процессе следствия так и не удалось четко вычленить мотив совершения убийства.

Впрочем, как учит нас история и литература, фанатикам идеи в большинстве случаев мотивы ни к чему. Раскольников убил старушку-процентщицу отнюдь не из-за денег, а чтобы выяснить: “тварь ли я дрожащая или право имею?”. Вряд ли, будь Родион привлечен к суду, ему удалось бы выяснить мотив.

Найденное в Интернете заявление комитета защиты политзаключенных - борцов за социализм гласит: “Игорь Губкин выдержит все испытания, уготовленные ему фашистским режимом, не предаст свое дело и своих соратников. Вся его героическая жизнь говорит об этом. Его не сломили ни годы, проведенные в застенках по обвинению в насильственном захвате власти, ни предательство товарищей по партии, ни огромный срок заключения”.

Пафос и  лжепатетика этих словес могли бы вызвать улыбку…... Но вызывают холодную дрожь, потому что – и это самое главное – убит человек. Борис Егоров. Муж. Отец. Гражданин России.