Храмы Зевса

Применительно к фамилии Снытко понятие «художник» - абсолютно. Владимир – глава семьи – живописец божьей милостью, две дочери и внучка – художницы. Повод к встрече – персональная выставка Владимира Антоновича в Приморской картинной галерее - вышел за рамки одного события. Разговор вылился в рассказ о судьбе, без которого было бы непонятно, откуда пошла фамилия Снытко - художника и человека.

15 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1266 от 15 нояб. 2002

Применительно к фамилии Снытко понятие «художник» - абсолютно. Владимир – глава семьи – живописец божьей милостью, две дочери и внучка – художницы. Повод к встрече – персональная выставка Владимира Антоновича в Приморской картинной галерее - вышел за рамки одного события. Разговор вылился в рассказ о судьбе, без которого было бы непонятно, откуда пошла фамилия Снытко  - художника и человека.

ХРАМ НА ЗЕМЛЕ И В ДУШЕ

На самом деле договориться о встрече сразу не удалось – в семье царила кутерьма из-за выставки. Увы, в последнее время масштабное событие, каким всегда являлась «персоналка», - редкость. Деньги нужны на все – на организацию экспозиции, на буклет, на фуршет. Владимир Антонович время от времени сетует на эти приметы времени – что делать, советское время, что бы о нем сегодня ни говорили, упорядочивало художественный процесс. И хотя не об этом сейчас речь, именно советский период явился самым насыщенным и ярким в творчестве Снытко. Он бесконечно путешествовал по старым городам России и писал храмы. Причем никогда не приступал к работе, не изучив тщательно историю храма, архитектуру. Вот и выходили его работы колоритными, живыми, осязаемыми. Храмы разные – от аскетичных XVI–XVII веков до «разукрашенных» каменным кружевом более поздних. Псков, Переславль-Залесский, Владимир, Ростов Великий… Да что перечислять. Недаром Русь звали златоглавой и белокаменной – храм всегда являлся главным местом в селе или большом городе.

Внутреннее ощущение неслучайности в выборе сюжетов, да и самой профессии никогда не покидало Владимира Антоновича. Он родился в обычной крестьянской семье, где кроме него было еще девять детей. Отец строил храм в Чугуевке, где они жили. Потом его репрессировали. Жили трудно, но художник помнит свои детские годы самыми счастливыми. Свет, который разливается в церкви под самый купол в солнечный день... Свет от реки, на которую он сбегал порой от домашних забот… Этим светом наполнены все его картины.

ЗЕВС И МАРГАРИТА

Учился Владимир со всей своей основательностью сначала сам, потом в портретной мастерской, в художественном училище, в институте искусств. Собственно, этот период – ровного профессионального становления – длится и по сей день. Сегодня он готов слушать свою дочь Маргариту, художницу, которой близка абстрактная живопись.

 – Это же естественно, папа, когда дочь не повторяет отца, - словно продолжает давний спор Рита. - Ученик берет все у учителя. А потом нарабатывает свое.

Рита приехала специально на выставку из Японии, куда ее три года назад увез муж-японец. Вместе занимаясь развешиванием экспозиции в галерее, они с отцом не устают дискутировать. И лишь удалившись в другой зал, Маргарита с любовью поглядывает на отца. Жаль, что живут врозь, видятся не часто. Вот уж вся голова серебряная. А когда-то Снытко звали Зевсом.

 - Почему? Я статный был, как-то мои однокурсники искали фигуру для постановки в классе, да не нашли, и решили меня вместо Зевса «использовать». Так и стал Зевсом…

Маргарита вернула своему родному божеству его землю. Давным-давно Владимир Антонович мечтал побывать в Италии.

 – Это же Мекка для художника, - говорит Снытко. – Все, что мы видели только в книгах и на слайдах, теперь я потрогал, увидел своими глазами. С древнейших времен там творили сотни художников, и сейчас это достояние Италии, которым едет любоваться весь мир. Вот урок всем политикам…

Рита подарила отцу поездку в Италию. Они проехали вместе на автобусе всю страну от Римини до Рима и назад. Он рисовал, она его фотографировала. Единомышленники. Задаю вопрос:

- Отец влиял на ваш выбор?

 - Как бы ответить поточнее… - Маргарита задумывается. – Он не мог не влиять. Ведь я росла в такой среде – мастерская, художники… Как-то сама собой появилась кисть в руках. Надо было работы представить на творческий конкурс в училище. Я пошла на Кунгасный и написала этюд – лодки. Не поверили, сказали, что отец рисовал. Но на экзамене выяснилось, кто рисовал…

Они хотели выставиться вместе в Америке. Но помешали бюрократические рогатки – одновременно отцу и дочери не открыли визу. Выставлялись по очереди, в разных городах. Вот и на этот раз Рита не привезла своих работ, скрасив отцовскую выставку лишь своим присутствием.

Впрочем, это даже хорошо, что выставка персональная – если собрать все работы семьи Снытко, понадобилась бы еще одна галерея.

ЮБИЛЕЙ

Об этом коротко. Лучший подарок к 70-летию – экспозиция, которая открылась 8 ноября. Она собрала более 80 полотен, на которых запечатлены храмы России, – камерного размера, больших и триптихи. Триптих «Вознесение души» и жанровая картина «Возрождение святой Руси» созданы недавно. В них воплотились размышления художника о смысле бытия и судьбе страны.