Зеленая богиня

Рине Зеленой исполнилось бы 100 лет. Официально. На самом деле, это не совсем так. Годик в официальной биографии она себе все-таки убавила - по свидетельствам родных, родилась в 1901-м. Простительный каприз женщины. А может быть, неосознанное желание быть поближе к детству, которое стало для Зеленой смысловым центром ее творчества. Она никогда не торопилась взрослеть. В начале восьмидесятых по бульварам, окружавшим московскую улицу Герцена (нынешнюю Большую Никитскую), любила прогуливаться невысокая пожилая дама. Редкие прохожие почти не обращали на нее внимания, и лишь когда мальчишки начинали кричать: “Смотрите, черепаха Тортила идет!”, становилось понятно, что одинокая дама - Рина ЗЕЛЕНАЯ.

13 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1264 от 13 нояб. 2002

Рине Зеленой исполнилось бы 100 лет. Официально. На самом деле, это не совсем так. Годик в официальной биографии она себе все-таки убавила - по свидетельствам родных, родилась в 1901-м. Простительный каприз  женщины. А может быть, неосознанное желание быть поближе к детству, которое стало для Зеленой смысловым центром ее творчества. Она никогда не торопилась взрослеть. В начале восьмидесятых по бульварам, окружавшим московскую улицу Герцена (нынешнюю Большую  Никитскую), любила прогуливаться невысокая пожилая дама. Редкие прохожие почти не обращали на нее внимания, и лишь когда мальчишки начинали кричать: “Смотрите, черепаха Тортила идет!”, становилось понятно, что одинокая дама - Рина ЗЕЛЕНАЯ.

ИМЯ НА АФИШЕ

Она обожала пешеходные прогулки по бульварам. “Я могла бы быть неплохим экскурсоводом по старинной Москве. Зарабатывала бы хорошие деньги рассказом о том, что располагалось в том или ином доме в годы революции”, - говорила актриса друзьям. Правда, со временем вспоминать о многочисленных ночных кабаре, которыми так славилась столица в начале века, она разлюбила. “Иначе все подумают, что мне уже тысяча лет”, - шутила Екатерина Васильевна.

Да-да, именно так звали всенародную любимицу. Хотя почему-то многие считали, что не имя, а необычная фамилия была ее псевдонимом. “Люди часто интересуются моей фамилией, - вспоминала актриса. - Одни спрашивали, почему я выбрала такой псевдоним, а другие уверяли меня, что я родилась в Одессе и что я дочь одесского градоначальника Зеленого, поэтому у меня такая фамилия. Мне приходилось отказываться от такого родства просто потому, что у меня был свой отец, хотя и не генерал. Отец рассказывал мне, что в годы революции его вызывали куда-то, чтобы уточнить обстоятельства его деятельности как градоначальника Одессы и узнать, почему он не указывает этого факта в анкетах. Отец сообщил, что никогда не бывал в Одессе до революции и ему не привелось быть градоначальником.

- Как вы можете это доказать? - спросили его.

- Может быть, доказательством служит то, - ответил, подумав, отец, - что одесский градоначальник Зеленый давно умер, а я чувствую себя прекрасно”.

Что же касается необычного имени, то его придумал художник, оформлявший афиши одного из кабаре, где выступала Зеленая. Полностью ее имя не помещалось на афишу, и поэтому было решено сократить первые пять букв. Так появилось ставшее знаменитым сочетание - Рина ЗЕЛЕНАЯ.

ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ

Зрители ее обожали. Приписывали ей даже “народные рецепты”. Говорили, например: чтобы победить бессонницу, Рина Зеленая советовала считать до трех. Максимум до полчетвертого.

Своим остроумием и находчивостью Екатерина Васильевна была схожа с другой выдающейся актрисой - Фаиной Раневской. У двух великих актрис вообще много общего. И в первую очередь общепризнанный талант, так и оставшийся, по большому счету, не реализованным ни в театре, ни в кино. Однажды Никита Михалков, встретив Зеленую на улице, бросился перед ней на колени: “Богиня!” На что актриса отреагировала мгновенно: “Богиня, между прочим, абсолютно свободна. Снимайте же ее!” Режиссер, как водится, дал обещание, но так и не нашел случая, чтобы его выполнить.

Одной из последних работ Екатерины Васильевны в кино стал сериал о Шерлоке Холмсе. “Хотя об этой роли и говорить-то особо нечего, - сетовала актриса друзьям. - Вот если бы фильм назывался “Шерлок Холмс и миссис Хадсон” - это другое дело”.

А начиналось все более чем хорошо. Сбежавшая от родителей из Ташкента в Москву молодая девушка шла по улице (ее страсть к прогулкам началась, как говорила она, почти одновременно с электрификацией страны) и увидела объявление о наборе в театральную студию. Зашла и, разумеется, поступила. Блистала какое-то время на столичных подмостках, а потом получила приглашение в кино. В знаменитом фильме “Путевка в жизнь” Зеленая сыграла большую роль дамочки, распевавшей блатные куплеты. Но, увы, пленка засветилась, и в картину вошел всего один эпизод, где Рина тонким голосом выводит: “Юбку новую порвали/ И подбили правый глаз./ Не ругай меня, мамаша./ Это было в первый раз!”

СИГНАЛ К СМЕХУ

Кроме актерства и исполнения песен Зеленая великолепно владела словом. Написанный ею в соавторстве с Агнией Барто сценарий комедии “Подкидыш” - одно из лучших тому подтверждений. Кстати, именно в этом фильме Екатерина Васильевна встретилась с Фаиной Раневской, которую она называла сигналом к смеху. И реплику, раздражавшую Фаину Георгиевну всю жизнь: “Муля, не нервируй меня!”, - сочинила именно Зеленая.

Слова же для своего персонажа - домработницы Ариши - она придумывала прямо на съемочной площадке. Когда от ее реплики: “Вчера вот тоже в 5-ю квартиру приходили воды напиться, а потом хватились - пианины нету” все - начиная с осветителей и заканчивая оператором - зашлись от смеха, Екатерина Васильевна недоверчиво переспросила: “Нет, это правда смешно, или вы меня утешаете?”

Позже придумывание смешных реплик для своих героев станет для Зеленой традицией. “У меня под кроватью лежит неразорвавшаяся бомба. Нет-нет, она мне совсем не мешает. Я только хотела узнать, можно ли ее мыть с мылом?” - на полном серьезе произнесет ее персонаж в фильме Григория Александрова “Встреча на Эльбе”. Тот же режиссер, снимая комедию “Весна”, предложил актрисе... роль гримера, обозначенного в сценарии как “мужчина средних лет”. Екатерина Васильевна, не раздумывая, согласилась сниматься и благодаря фразе “Такие губы сейчас не носят” запомнилась не меньше, чем Раневская с ее коронной “Красота - это страшная сила!”

Две женщины были дружны и, встречаясь, любили поболтать об общих знакомых, обсудить съемки того или иного фильма (“На вашем “Подкидыше”, - говорила Раневская Зеленой, - во время съемок на Тверской у меня было чувство, что я моюсь в бане и туда пришла экскурсия сотрудников из Института гигиены труда и профзаболеваний”.) И, разумеется, жаловались друг другу на отсутствие хороших ролей и частое безденежье. “Вот я умру, - сетовала Зеленая, - и никто так и не узнает, какой у меня был прекрасный вкус”.

Хозяйка из нее была никакая. Во время концертных поездок на фронт не Зеленая помогала бойцам, а те пришивали ей оторвавшуюся пуговицу или ставили заплатки. А в дорогу собиралась Екатерина Васильевна вообще феноменально: складывала в чемодан первые попавшиеся вещи, уминала их коленкой, захлопывала крышку и ножницами обрезала все, что не вмещалось.

Мужем Рины Зеленой был архитектор Константин (Котэ - как она его называла) Топуридзе, автор фонтана “Дружба народов” на ВДНХ (нынешний ВВЦ). По воспоминаниям друзей, любила Зеленая его очень сильно. И прощала все. Одна из типичных сцен их семейной жизни выглядела так: Екатерина Васильевна за что-то обижалась на мужа, а тот, погодя минуту-другую, подходил к ней, гладил по голове и говорил: “Ну ладно, я тебя прощаю”.

Хотя бывало и так, что то ли в шутку, то ли всерьез актриса вздыхала: “Нет, все-таки неправильно прожила я свою жизнь. Надо было мне замуж за кинорежиссера выходить”.

Ее воображение и чувство юмора и в старости сохраняли сверхъестественную гальваническую подвижность - свидетельством тому может послужить дивная книга мемуаров «Разрозненные страницы». Как пела Тортилла в своем бессмертном «романсе»: «Юный друг, всегда будь юным, ты взрослеть не торопись...» То, что исполнять его довелось именно Зеленой, - это больше, чем совпадение.

P. S. Кроме потрясающего чувства юмора актриса обладала и феноменальной памятью. В “больнице заслуженных большевиков”, как тогда называлась клиника на шоссе Энтузиастов, она, не в состоянии встать, брала в постель телефон и часами набирала номера знакомых, прося навестить ее. Почти никто из них почему-то не приходил. Не верилось, что смешливой, всегда готовой к шутке, с неизменной улыбкой на лице женщине может быть одиноко? Или вспоминался эпизод из “Иностранки”, где Зеленая говорила: “С места не сойду, пока не умру. А умру я не скоро!”? Увы, жизнь талантливой актрисы оказалась не такой веселой. Не стало Екатерины Васильевны 4 апреля 1991 года. Похоронена она на Введенском кладбище.