Обыкновенный гений

Гастрольный спектакль – не такая уж экзотика для владивостокского зрителя. Но актер Сергей Безруков в веренице гастролеров занимает свое, особое место. Арлекин, бывший «кукольник», драматический актер с амплуа героя и безусловный любимец публики во всех ипостасях приехал во Владивосток на сей раз с «Ведьмой» по А. Чехову. Дьячок, юродивый, а в финале все-таки герой сорвал шквал аплодисментов. Впрочем, иначе и быть не могло. Так считает отец Сережи, Виталий Сергеевич, автор «Ведьмы». С ним мы разговорились в ожидании обожаемого им талантливого сына.

4 окт. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1244 от 4 окт. 2002

Гастрольный спектакль – не такая уж экзотика для владивостокского зрителя. Но актер Сергей Безруков в веренице гастролеров занимает свое, особое место. Арлекин, бывший «кукольник», драматический актер с амплуа героя и безусловный любимец публики во всех ипостасях приехал во Владивосток на сей раз с «Ведьмой» по А. Чехову. Дьячок, юродивый, а в финале все-таки герой сорвал шквал аплодисментов. Впрочем, иначе и быть не могло. Так считает отец Сережи, Виталий Сергеевич, автор «Ведьмы». С ним мы разговорились в ожидании обожаемого им талантливого сына.

Сергей готовился к выходу на сцену и принял участие в интервью позже, заметив, что во многом он с отцом мыслит в унисон. Словом, корреспондент «В» беседовал сразу с двумя Безруковыми. Сергей Безруков бросил играть в «куклы»

- Я уже был во Владивостоке 25 лет назад, - говорит Виталий Сергеевич. – Сереже тогда исполнилось три года, и никто не помышлял о его будущей профессии. Я был актером, впрочем, как и нынешний руководитель вашего театра Ефим Звеняцкий. Это были советские времена, на гастроли ездили всем театром. Вот и наш, Пушкинский, прожил здесь целый месяц. Владивосток запомнился, и я сожалею, что не удалось этим летом вырваться ни на один спектакль театра им. Горького во время его гастролей в Москве. Помешала премьера спектакля по моей пьесе «Александр Пушкин. И жизнь, и слезы, и любовь…»

- С участием Сережи?

- Разумеется, разумеется. Он играет Пушкина. Играет как никто другой. Я ни минуты не сомневался в том, что это его роль. В свое время он сыграл Есенина и за эту роль получил Государственную премию РФ. Спектакль в Ермоловском театре шел с аншлагом. Во МХАТе он играл Моцарта в другом аншлаговом спектакле. И вот Пушкин…

- Виталий Сергеевич, о великом поэте не писал разве что ленивый. Вы узнали что-то новое и решили взяться за перо?

- Когда-то в пору моей юности была пьеса с таким названием. Но это хрестоматийная вещь. До меня вдруг дошло, что все пушкиноведы пользуются какими-то первоисточниками, письмами. Я решил исключить, так сказать, промежуточное звено. Сам перечитал письма, литературные произведения Пушкина и нашел массу интересного. Взаимоотношения поэта с женщинами, с женой, с царем… Перипетии личной судьбы были тесно связаны с историей, со страстным русским характером, которым был наделен Александр Сергеевич. Та же «Капитанская дочка». В ней многое зашифровано. Чего стоит фраза, адресованная Гриневу: «А поболтался бы ты на перекладине!» Пушкин ведь был близок к декабристам… Отдельная страница – письма к жене в последний год жизни. Конфликт был в разгаре, но я сделал вывод, что Наталья не виновница. А жертва. В общем, родился сценарий, который заинтересовал Владимира Андреева, художественного руководителя театра им. Ермоловой. Проект получился грандиозным и будет работать и на театр, и на Сережу, и на Пушкина…

- Вы говорите о гениальности сына без тени сомнения. А между тем руководителю «Табакерки» и одному из педагогов Сергея Олегу Табакову принадлежит фраза: «Ему надо запастись строгостью по отношению к своему таланту. Он еще молод, и ему есть, что терять». Как вы прокомментируете это?

- К сожалению, тот же Табаков – очень жестокий человек. Он использует актера, выжимая до последней капли, а потом выбрасывает его. И сомневаться в Сережином безграничном таланте – это способ удержать его в собственной «Табакерке». А ведь мой сын фантастически трудоспособен. Он играет в трех театрах, снимается в кино, участвует в антрепризе, сравнительно недавно бросил озвучивать «Кукол»… Но дело даже не в объеме. Талант Сережи прежде всего в том, что он все делает всерьез, выкладываясь по полной. Вы помните, наверное, спектакль «Искушение» по Альдо Николаи с его участием, который шел в вашем театре в прошлом году? Там были заняты кроме Сергея Люба Полищук и Борис Щербаков. Казалось бы, кто он такой рядом с маститыми? Но на его игру зритель откликался не меньше. То же самое происходит и в кино. Он не боится крупного кадра, который для многих сугубо театральных актеров – проблема. Потому что у него потрясающая мимика. Я не буду перечислять фильмы с его участием. Расскажу лишь об одном эпизоде. Как-то на Сережин спектакль пришел Эльдар Рязанов. Мол, что за актер такой, слышал, но не видел. И сразу же пригласил его в свою новую картину. А сын как раз был загружен работой и отказался, невзирая на уговоры. Раздосадованный Рязанов сказал: «Ну хочешь, на колени встану?!».

- Сергей, неужели мэтру отказал?

- Батя преувеличивает. Картину «Ключ от спальни» уже сняли. Там играю профессора-орнитолога. Этакая смесь князя Мышкина и Епиходова.

- Снова герой и снова душа наизнанку?

- А как еще? В этом отличие и преимущество русской школы от тотального Голливуда. Я русский и беру этим. В «Бригаде» в 14-й серии будет момент, когда погибают мои братья. Их зарезали. Какая реакция должна быть и как ее сыграть? Сцена снималась на натуре. Времени на дубли не оставалось. Светало, режиссер спешил закончить съемку в предрассветном освещении и попросил: «Серега, постарайся…» Я заорал так, что всем стало страшно. У меня самого было ощущение, что я порву любого, кто попадется на пути.

- Называется, вошел в образ. А если пригласят войти в голливудский образ? Не сбежишь?

- Не бойтесь. Я точно знаю: чтобы сниматься там, надо родиться там. Или стать американцем. У меня это не получится. А по большому счету русские актеры там никому не нужны и не интересны, другая ментальность, эмоции, логика отношений. Что бы ни случилось, остаюсь…