Америкэн бой Приморского телевидения

Белая глаженая рубашка, кислотно-голубая бейсболка, яркий рюкзак за спиной и странная речь – без акцента, но какая-то неродная, не русская… Помню, на первом курсе я решила, что с нами в одной группе будет по обмену учиться американец. В принципе не так уж сильно ошиблась – спортивный обозреватель канала ПТР Павел ЗАЙЦЕВ три года прожил в небольшом городке Джуно, (в столице штата Аляска) и первые месяцы во Владивостоке даже сны видел на английском языке…

27 сент. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1240 от 27 сент. 2002

Белая глаженая рубашка, кислотно-голубая бейсболка, яркий рюкзак за спиной и странная речь – без акцента, но какая-то неродная, не русская… Помню, на первом курсе я решила, что с нами в одной группе будет по обмену учиться американец. В принципе не так уж сильно ошиблась – спортивный обозреватель канала ПТР Павел ЗАЙЦЕВ три года прожил в небольшом городке Джуно, (в столице штата Аляска) и первые месяцы во Владивостоке даже сны видел на английском языке…

- Только не говори, что в Северной Америке ты гостил у своего двоюродного дядюшки- миллионера.

- Знаешь, я бы не против. Но мама с отцом родились в городе Ангарске Иркутской области, где позже встретились и поженились. Там же и я на свет появился. В конце 70-х переехали в закрытый порт Владивосток. С жильем туго тогда было, но бабушке моей, Анастасии Михайловне, натуре деятельной, удалось-таки выхлопотать для нас квартирку. Потом пошел в школу № 67, где благополучно провел традиционные 10 лет. В старших классах меня как отличника стали отправлять на олимпиады по английскому языку. А в одиннадцатом я написал сочинение, которое понравилось жюри. Владивосток к тому времени уже «побратался» с Джуно, а потому туда меня и отправили… для «установления языкового контакта».

- Так чем же ты там занимался столько времени?

- Закончил в высшей школе двенадцатый класс, два года отучился в университете на факультете «менеджмент». Там же, за океаном, узнал вкус журналистики, но «распробовать» теперешнее мое ремесло не успел: семья не потянула мое обучение. Пришлось вернуться на родину. Помыкался по местным фирмам, через год прозрел – понял, что без квалификации меня ожидает участь вечного мальчика-«побегунчика». Сейчас мне 23, а учусь я на 4-м курсе факультета журналистики ДВГУ.

- Почему именно журналистика?

- Жутко хотелось путешествовать. Работая не только спортивным обозревателем, но и репортером в «Местном времени», я побывал во многих приморских городах и селах. В детстве корреспондент представлялся мне этаким всезнающим божеством с носовым платком в кармане. Сейчас этот образ немного нивелировался: сужу по себе – не такой умный, как хотелось бы. Для меня эталон журналиста, знающего наверняка, что он хочет и как это сделать, - Леонид Парфенов.

Мы уже час беседуем с Пашей. Скромность никак не клеится с Пашиным университетским образом. Массовик-затейник, «тусовщик», староста, наконец, три года штурмовавший кассы со стипендией.

- Меня называют сангвиником с приступами холерика, - сознается Паша. - Но это, по-моему, слишком примитивное определение человеческого характера. У каждого бывает, когда он общается со всеми и веселится на полную катушку и когда к нему лучше не подходить - загрызть может. Если надо взять инициативу в свои руки, я лидер. Не нужны кардинальные решения (за это я и люблю студенчество) – не выпячиваюсь. А вообще я напоминаю себе растерявшуюся обезьяну из анекдота, которая, когда лев попросил зверей поделиться на умных и красивых, воскликнула в сердцах: «А мне что, разорваться, что ли?» Правда, у меня вечная дилемма: учеба и работа. Порой тем или иным приходится заниматься ночами. Маме и любимой девушке приходится с этим мириться.

- Ага, значит, у тебя есть любимая девушка?

- Да, и у нас отличные отношения, - плюет и стучит по дереву, - я даже подумываю, не жениться ли мне?

- Готовить умеешь?

- Пытаюсь этому научиться. Еще в Америке я научился делать некоторые коктейли. Студенты везде одинаковые, вот и обменивались опытом: я их водку учил пить, они меня коктейли готовить.

- Паша, есть у тебя какая-нибудь слабость? Может, без шоколада жить не можешь или от компьютера тебя не оттянешь?

- Моя слабость – музыка. Очень люблю электронную музыку (как элементарную танцевальную, так и сложную экспериментальную) и музыку - ска (группа «Ленинград» и ей подобные). Нравится рок-н-ролл и синтез рока, репа и диджейской культуры. Сам бренчу на гитаре, но на серьезные занятия нет времени.

- И напоследок самый банальный вопрос: твои планы на будущее?

- Постараться прилично закончить два последних курса, чтобы получить хороший диплом. Собираюсь искать и в конце концов найти свой журналистский образ. Может быть, заочно или дистанционно получу вторую специальность, которая поможет мне в основной работе. А дальше – посмотрим…